Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

think

Удивительно

Истерика по поводу капковского кореша - дело обыкновенное. Кстати, я даже один его фильм видел "Изображая жертву". Не Сокуров, конечно, а так, просто говно. Интеллигенция напрасно переживает, даже если бы он спиздил но 200 млн рублей, а 200 млн долларов, максимум на что он мог бы расчитывать - "золотой мост".

А вот удивительно, что визг обходится без Порхаменки. Или я чего не заметил?
think

Поучительно,

что самый паскудный стишок куртуазнейшего Димы Дрекхауфена трудно найти в Интернете. То есть можно найти видеоклипы с ним (люди воззрений интеллигентных клипы очень любят - чтение расейской интеллигенции давно не под силы), а вот собственно текст запрятан где-то глубоко с недрах закромов социальных сетей. Пришлось самому этот маньеристский текст расшифровывать, потому что все-таки необходимо довести до сведения особо похотливых евреев, что бросая русских баб с прижитыми детьми они плодят антисемитов. Дима - хер с ним, а вот вам гражданин Зильбертруд должно быть стыдно.

Я понял, прочитавши беспристрастно, десятка два статеек и брошюр, что должен благодарствовать всечасно, что я еще не абажур. Я на колени должен быть поставлен, а, может быть, простерт во всю длину, поскольку спас меня товарищ Сталин, хоть спас мой дед, прошедший всю войну. О зоркий СМЕРШ, с убийственным прищуром! Отчизна! я целую твой кулак Уже я точно был бы абажуром, когда б не Сталин, Берия, ГУЛАГ. О превращеньи в шкуру или мыло меня спасла российская среда: «Единая Россия», власть распила, Кулистиков и лично Скойбеда. Я так устал твердить спасибо, барин, на всю свою страну, на весь Домжур, я так устал быть вечно благодарен, что соглашусь уже на абажур. Что тут писать? Всегда утонешь в Лете ж, тут пошумишь, а толку нет нигде. Быть абажуром лучше, типа светишь кому-нибудь, хотя бы Скойбеде. Я майским светом комнату наполнил, чтобы под ним дремала Скойбеда. Я может быть хоть этим ей напомню о ценности терпенья и труда. Я буду дружелюбен, лучезарен, хотя и перееду в мир иной. И Сталину не буду благодарен. Хоть в этом виде, хоть такой ценой. (Д. Дрекхауфен)
think

«Варшавский блеск. Огни ночного Ковно. Гришкино счастье»

Широко известен интеллигентский хадис (иснад, как обычно, не приводится).

Рассказывают, что после Победы вождь пригласил в Кремль всех деятелей советской культуры и искусства: писателей, кинорежиссеров, композиторов, актеров, живописцев, архитекторов и пр. К ним обратился он, как друг и учитель.

- Великая Отечественная война советского народа потребовала огромных жертв от всего народа. Вам, цвету нашей культуры , тоже пришлось отказаться от многих привилегий. У кого-то забрали дачу, кому-то пришлось расстаться с автомобилем, кого-то уплотнили в его квартире. Но теперь, после Победы, мы имеем возможность вернуть вам заслуженные подарки партии и правительства. Для этого я и пригласил вас сюда. Высказывайте товарищи ваши просьбы, а вы товарищ Поскребышев, записывайте.

Начали с драматурга Лавровича. Он попросил восстановить ему сарай на даче в Переделкино, который бойцы Красной Армии разнесли на дрова.

- Записывайте, товарищ Поскребышев.

Ну, тут всех прорвало.

Вождь невозмутимо повторял: - Вы записывайте, товарищ Поскребышев, записывайте.

Только когда композитор, бывший князь и сенатор Бунша-Басманов, попросил коменсировать ему сто пятьдесят пар жениных шелковых чулок, которые он подарил любовнице, упирая на то, что любовница была медсестрой в центральном военном госпитале, бровь вождя несколько дрогнула, но он так же спокойно сказал: - Записывайте, товарищ Поскребышев.

Наконец очередь дошла до кинорежиссера Александрова. Тот встал, откашлялся, и начал:

- Товарищ Сталин, весь наш народ пошел на неисчислимые жертвы. Нам, деятелям культуры негоже требовать какие-то компенсации. Ведь это будут компенсации за счёт народа-победителя. Партия, правительство и лично вы, товарищ Сталин, дали нам возможность творить на благо народа. А это главное! Рано или поздно упорная творческая работа поможет нам восстановить наше благосостояние самостоятельно!

После чего, кинорежиссер, как бы замялся. Вождь, обратил на это внимание: - Может быть вам всё-таки что-нибудь нужно, товарищ Александров?

- Да, товарищ Сталин, есть у меня огромная просьба, но я даже боюсь её высказать.

- А вы высказывайте, товарищ Александров, нам будет трудно отказать мужу народной артистки Орловой.

- Понимаете, товарищ Сталин, в сегодняшней газете «Правда» я прочитал, что через две недели выходит из печати новый, 39 том вашего собрания сочинений, в который включены ранее не публиковавшиеся ваши произведения. Нельзя ли его получить прямо сейчас. Материалы, включенные в этот том очень помогут и моему творчеству, и творчеству Любовь Петровны. И, если можно, с автографом.

- Товарищ Поскребышев!

Товарищ Поскребышев выходит и молниеносно, что твой актер-транформатор, возращается с серебрянным подносом, на котором лежит 34 том. Вождь берет ручку и размашистым почерком пишет.

«Дорогому товарищу Александрову
от искреннего поклонника его таланта!
Крепко жму руку,
ваш И. Сталин».

Ну что ж, не успели, после изнурительных хождений по исполкомам и ЖЭКам, завести на дачный участок драматурга Лавровича сучковатые дрова для восстановления сарая, а режиссер Александров уже отыграл и дачу, и машину, ремонт квартиры, и новый гардероб для артистки Орловой, и совместную с женой поездку по европейским столицам, невзначай показывая руководителям разного звена подарок товарища Сталина.

Проницательный читатель догадался, что я посмотрел новый сериал «Орлова и Александров», причем не без удовольствия и даже до конца.

И всё-таки, я так и не понял, что это такое – то ли стёб, то ли шедевр дремучего антисталинизма. Для стёба это слишком сильно затянуто, кроме того стёб предполагает минимальное знакомство с материалом. Очевидно, что многие вещи авторы фильма узнали по ходу съемок и успевали впихнуть в фильм (например, им было неведомо, что под монастырь Эрдмана подвел не Утесов, а Василий Иванович Качалов. Кто-то успел им сказать об этом, что того как фильм был закончен, и они успели воткнуть соответствующую реплику. Кстати, Утесов изображен в фильме совершенно по-хамски, с большой ненавистью. За что Леонида Осиповича ненавидели заглавные персонажи сериала общеизвестно, а вот авторы фильмы за что?) Зато узнать, что Кирова убили не солнечным летом, а зимой, киногруппе довелось по окончании работ, а потому сейчас участники кинопроцесса вынуждены во всех интервью кричать, что они, конечно, знали, но так они видют.

При известном упорстве можно обнаружить следы работы над сценарием (что свидетельствовало бы в пользу стеба). История с первым визитом Александрова к Дукельскому заимствована у Ромма (и произошла она, естественно с Роммом):

Новый человек — Семен Семенович Дукельский. Кто такой? Из органов, говорят. Из органов. Уполномоченный по Воронежу.
Ну, а какое же он отношение имеет к искусству? В молодости, говорят, был тапером, в кинотеатре играл на рояле.
Значит, имеет музыкальное образование? Интересно.
Да нет, говорят, музыкального образования у него нет, одним пальцем играл где-то в провинции, в маленьком городишке. А пришел он наводить порядок. Порядок будет наводить.
А-а, ну посмотрим, что это за Семен Семенович Дукельский, бывший тапер, который пришел из органов к нам наводить порядок.
Проходит дня два — звонок мне. Секретарша говорит:
— Семен Семенович просит вас завтра в два часа явиться к нему.
Ну, естественно, завтра ровно в два я как штык. Секретарша идет к нему докладывать. Выходит человек, высокий, костлявый, в синих бриджах и сапогах, в синей гимнастерке, плечи такие острые. Туловище поворачивается вместе с головой. Рот, когда улыбается, кривит. Брит наголо. Голова, как яйцо, — большая, длинная. Уши торчат, и очки темные. На Победоносцева смахивает; длинная шея с кадыком. И голова ворочается вместе с туловищем. Первое впечатление довольно зловещее.
Глядит на меня:
— Вы кто?
Я говорю:
— Я Ромм, кинорежиссер, вы меня вызвали.
— Когда?
Я говорю:
В два часа.
А сейчас сколько?
Я говорю:
— Два часа.
— Четырнадцать! Четырнадцать! Два часа — это ночью бывает, а днем бывает четырнадцать. Вы это на всякий случай усвойте, товарищ режиссер. Вы, творческие работники, к порядку не привыкли, а будет порядок. Днем — четырнадцать часов, ночью — два часа.
Немножко задыхаясь он говорит, с придыханием таким: ночью два часа, так. Я говорю:
— Что ж, мне к вам ночью являться?
— Да нет, больше не надо, я уж посмотрел на вас. Все, можете идти.
Повернулся и пошел. Странный человек, какой-то довольно необыкновенный.


Но вряд ли. Скорее всего им кто-то этот кусочек из рассказов Ромма пересказал. Иначе бы они обратили внимание и на начало этого рассказа:

В начале тридцать восьмого года был арестован Шумяцкий, и на его место назначили нового председателя Комитета по делам кинематографии, Семена Семеновича Дукельского.
Ну, правда, когда Шумяцкого арестовали, было в Москве большое торжество. Очень его не любили, многие не любили. В «Метрополе» Барнет пьяный напился. Все ходили веселые. Хуже, говорят, не может.


Не очень как-то кинематографическая общественность скорбела. И не то, что Большого Террора испугалась, а даже отчасти злорадствовала.

Да и если бы текст от автора читала секретарша Верочка, а не Юрий Григорьевич Самохвалов стеб был бы получше.

Так что, скорее всего это шедевр дремучего антисталинизма.

При том, посмотрел я его, повторю, не без удовольствия. И очевидно почему – благодаря обаянию александровских комедий.

Нет, я правила игры знаю, признание, что тебе нравятся «Цирк» или «Волга-Волга» - это как нотариально заверенная справка, что Мандельхольда по твоему личному доносу арестовали и сослали за тунеядство . (Есть преступления и пострашнее – того, кто скажет, что смотрел «Чапаева» вообще постигнет суровая кара гражданского опчества, всеобщая ненависть и презрение креативного класса).

А полезная информация в этом сериале имеется. Оказывается, при всей дремучести российских кинематографистов кое-что они могут делать. Вполне могли бы снять ремейки этих фильмов, если их постоянно бить и контролировать. Увы, с директором хуячечной это не получится. Вместо этого они прехеровейшим образом раскрашивают старые фильмы. Кому эти раскраски нужны, кто их смотрит – неведомо, но распил куда более эффективен, чем при изготовлении римейков.
think

FKK



"Образ жизни, фабрики, затхлые квартиры, питание - все это не способствует тому, чтобы люди были похожи на Венер и Адонисов." (c)
think

Размышления о женском обаянии

навеянные humus The special edition: Marlen Dietrich.

Марлен Дитрих нередкий пример чрезвычайно некрасивой женщины, ставшей символом женственности и даже, пожалуй, красоты. Она – несравненный образец фотогеничности, разумеется не божьего дара, а тщательно продуманной и разработанной. На фотографиях её обаяние (пусть и отрицательное) – неотразимо. При том, что в кино, то есть в динамике, а не в статике, это обаяние близко к нулю. Странно, что красавица Лени Рифеншталь завидовала именно ей, а не Заре Леандер или Ольге Чеховой. Лени обаятельна и в статике (на фотографиях) и в динамике (в кино). Вот только в кино она более обаятельна в документальных съемках, чем в художественных фильмах. Может быть дело в том, что режиссером съемок всегда была сама Лени, но в документальном кино она – профессионал, а в художественном – что ни говори, любительница? А может её актёрский талант ниже, чем у Марлен, и в этом причина зависти.

Как бы то ни было, Дитрих пример успешно сыгранного обаяния, при природном отсутствии такового, а значит должна служить вдохновляющим примером для всех особ женского пола. Женщины, в подавляющем большинстве, не понимают, что надо играть обаяние. Представление о собственной внешности у них, выражаясь политкорректно, фантастическое. Помимо всеобщих установлений (все женщины делятся примерно на две равные группы: первые недовольны тем что у них маленькая грудь и большая попа, вторые – тем что у них большая попа и большая грудь), каждая женщина считает, что у неё красивые или волосы, или глаза, или улыбка, или там лодыжка. Что она считает красивым узнать нетрудно – это именно то, чем она непрерывно тычет в глаза окружающим. Таким образом можно достичь успеха разве что у фетишистов, но ведь и фетишисты бывают разные – некоторых, например, приводит в экстаз горб.

А вот обаяние, пусть даже сыгранное, ключ к успеху. Возьмите Вупи Гольдберг - обаяние заставляет забыть о внешности!
Впрочем и отсутствие обаяния при нулевых ТТД не лишает женщину шанса. Переполненный тестероном поклонник всегда найдется:
«Зек в камере дрочит, разглядывая какую-то фотографию и приговаривая "Какая женщина!". Сосед просит взглянуть.
- Да это ж Ломоносов!
- А мне нравится!»
В этом секрет популярности некоторых российских теннисисток, Марженки Пизданутой и пр.
think

(no subject)

Сегодня впервые побывал в Мазкерет-Батье и был приятно удивлен. Неизвестно почему я воображал, что это нечто вроде соседнего Кирьят Экрона и обходил стороной. Оказалось очень приятное место, прямо как в цивилизованной стране побывал. Хвала местному совету и жителям. Зашли там в краеведческий музей и тоже получили немалое удовольствие.
Однако рассматривая фотографии первопоселенцев, я еще раз поразился отсутствию красивых лиц. Какой контраст с нынешними временами! Конечно, идиотизм сельской жизни "не способствует тому, чтобы люди были похожи на Венер и Адонисов", но все-таки, в первую очередь, тому, что израильтяне - красивый народ, мы обязаны не жизненным условиям, а алие из восточных стран. Что ни говори, а типичная ашкеназка красотой не блещет. На мой взгляд, самые удивительные красотки, такие, что на них глазам смотреть больно, чаще всего встречаются среди эфиопок. Тем не менее, я бы отдал пальму первенства не им - часто эфиопки бывают и весьма некрасивы - а тайманкам. Те уж почти все как на подбор красавицы (исключения, типа Марголь, - большая редкость). И среди сефардок красивых женщин куда больше, чем среди ашкеназок, так что "смешанные" браки очень даже пошли на пользу. (Не следует мое восхищение рассматривать как отступление от твердых убеждений MChP - по мне так крикливость сефардок стоит головной боли ашкеназок).
Раз уж затронул одну неполиткорректную тему, то пройдусь и по другой - об умственных способностях выходцев из разных стран. Вообще говоря выражение "еврейские мозги" вызывает у меня те же, если не более сильные чувства, что и выражение "русская духовность". Но почему бы не сравнить способности разных евреев? Насчет первого места есть единодушное мнение, и тут я ничего нового не скажу: самые умные евреи - евреи венгерские (правда в Израиле они почти не водятся, их ареал - США) . А у нас самые умные и интеллигентные люди - иракские евреи. (Напомню, что ругательством я считаю слово "интеллигент", а "интеллигентный человек" - это вполне даже похвала).