nimmerklug (nimmerklug) wrote,
nimmerklug
nimmerklug

В старой газете нашел

статью Элиэзера Гилади, кстати человека сделавшего для олим больше, чем кто бы то ни было другой за всю историю Израиля. Написана она была задолго выхода деток левой сволочи халявщиков на бульвар Ротшильд.

Не надо нам белых слонов
("Вести", 28.06.2001)

Раз в год в Израиле поднима­ется великий шум вокруг пробле­мы бедности. Обычно этот шум сопровождает парламентские де­баты по государственному бюдже­ту. Пошумят неделю-другую и смолкают. Слов много, дел - очень мало.

Нам говорят, что более мил­лиона человек живут за чертой бедности. Но где проходит эта черта? Я спрашивал об этом мно­гих своих знакомых, но никто не мог мне ответить. Даже профес­сор-социолог, который только что завершил длиннейшую статью о бедности в Израиле. Наконец я узнал, что невидимая линия, от­деляющая благополучных граж­дан от бедных, определяется ис­ходя из среднестатистического до­хода на душу населения. По этой классификации за чертой бедно­сти живут те, чей доход не превы­шает половины среднего.

Что ж, это кажется мне впол­не разумным. Каждый, кто зара­батывает вдвое меньше среднеста­тистического гражданина, может с полным основанием считать се­бя бедняком. Проблема заключа­ется в том, что таких бедняков у нас всегда будет много - около 20 процентов от общей численности населения. Как известно, в каж­дом поезде есть последний ва­гон...

Но сегодня ирония неуместна. Ибо наша экономика оказалась в незавидном положении. Уровень безработицы очень высок. Тради­ционные отрасли промышленно­сти переживают затяжной кризис, многие предприятия закрываются или находятся на грани закрытия. Люди, всю жизнь зарабатывавшие жалкие гроши и оставшиеся те­перь не у дел, просто не имеют возможности освоить новые про­фессии. Они вынуждены суще­ствовать на скудные социальные пособия.

Что в такой ситуации может предпринять правительство? Одно из наиболее популярных предло­жений - перевод производства из центра страны на периферию, где уровень безработицы особенно высок. Поможет ли это решить проблему бедности? Если и помо­жет, то лишь на время. Создание современного предприятия там, где нет квалифицированной рабо­чей силы, да еще и вдалеке от де­ловых центров и транспортных узлов, увеличивает затраты на производство. Благие намерения могут привести не к процветанию, а к хаосу и волне банкротств.

Однако кое-что правительству вполне по силам: разместить на периферии общественные органи­зации, не предназначенные для из­влечения прибыли. Это создаст новые рабочие места и улучшит моральный климат в городах раз­вития.


Приведу несколько примеров. В Израиле существует институт по изучению наследия Давида Бен-Гуриона. Я вообще-то не поклонник подобных учреждений - это пережиток культа личности. Но Бен-Гурион занимает особое место в истории еврейского наро­да. Так вот, институт по изучению его наследия находится не в Се­верном Тель-Авиве, а в северном Негеве, где Бен-Гурион, на время оставив политику, жил в поселе­нии Сде-Бокер. Именно там и основали институт, рядом с кото­рым постепенно появились школа, колледж и исследовательский фи­лиал Беэр-Шевского университе­та. Сюда приезжает немало го­стей - и ученых, и туристов.

А в Тель-Авиве находится Центр мира имени Шимона Пере­са. По справедливости его следо­вало бы разместить в Димоне, не­подалеку от ядерного центра, в создании которого Шимон Перес принимал самое активное уча­стие. Сотрудники центра перееха­ли бы в Негев со своими семьями - для обслуживания столь солид­ного учреждения потребовались бы десятки рабочих мест. А по­скольку Центр мира регулярно посещают зарубежные деятели са­мого различного ранга, в Димоне пришлось бы построить отель международного класса. В итоге жизнь в небольшом южном го­родке могла бы заметно оживить­ся. Понятно, что самому Пересу ездить из Тель-Авива в Димону далековато, но все же значитель­но ближе, чем в Париж, который он регулярно и без особых про­блем посещает.

Не так давно был основан еще один центр - по изучению насле­дия Ицхака Рабина. Для него вы­брали место по соседству с Тель- Авивским университетом. Земля в этом районе ценится особенно дорого. Управляют новым цен­тром штатные сотрудники изра­ильских высших учебных заведе­ний. При всем уважении к памяти Ицхака Рабина хотелось бы спро­сить: а оставил ли он после себя интеллектуальное наследие, до­стойное систематического изуче­ния? В историческом масштабе Рабина трудно поставить рядом с Бен-Гурионом. Его наивысшее до­стижение в общественной жизни - подписание Норвежских соглаше­ний, которые подготовили совсем другие люди (Йоси Бейлин и все тот же Шимон Перес). Последние события показали, что “норвеж­ская формула“ глубоко ошибочна. Но, как бы мы ни относились к мирному процессу, ясно, что ра­бота Центра Рабина носит отнюдь не академический характер. А его устав противоречит идее свобод­ного обмена мнениями. Предоста­вит ли этот центр работу убеж­денному противнику Норвежских соглашений? Опубликует ли он материалы, показывающие Рабина не с лучшей стороны? К чему спрашивать, если центр изначаль­но был создан для прославления человека, а не для объективного изучения его биографии. Инсти­тут Бен-Гуриона у нас уже есть, а второе такое учреждение - это уже многовато для Израиля.

Но раз уж у нас есть центр по изучению наследия Рабина, то остается подыскать ему достойное место. Какое? Например, Сдерот. Этот город уже подвергался мино­метным обстрелам. Его жители на своей шкуре познали, чего сто­ят Норвежские соглашения. И ру­ководители Центра Рабина - горя­чие сторонники мира ־ вполне могли бы перебраться поближе к границам арафатовского государ­ства, которые они же и наметили. Ну а жителям обстреливаемого города центр мог бы принести не­мало пользы. На его базе можно было бы создать вечернюю школу для взрослых, детские студии, клубы... И это было бы самой лучшей памятью о премьер-мини­стре Ицхаке Рабине. А раскармли­вать в Тель-Авиве очередного “бе­лого слона“ никакой нужды нет.

Еще одна идея: перевести ре­дакцию армейского журнала “Ба- махане“ в Мицпе-Рамон. Вплот­ную к военным лагерям. Работни­ки редакции (все - военнослужа­щие) жили бы в условиях, близ­ких к боевым. Нет никакого со­мнения, что в подобной обстанов­ке молодые журналисты очень быстро ознакомились бы с запро­сами своих читателей-солдат...

Да и радиостанцию “Галей-ЦАХАЛ“ давно пора убрать из Гуш- Дана, раз уж мы считаем, что де­мократическое государство нуж­дается в армейской радиостанции. Никогда не понимал, почему вы­сокопоставленным офицерам нельзя высказываться по полити­ческим вопросам, а одетым в за­щитную форму сотрудникам “Галей-ЦАХАЛ“ - можно. Никогда не знал, во что эта станция обходит­ся государству, сколько молодых и здоровых мужчин и женщин прошли в этом “армейском под­разделении“ всю срочную службу да еще и резервистские сборы... Видно, недаром Эхуд Барак соби­рался закрыть “Галей-ЦАХАЛ“ в бытность свою начальником Ген­штаба. Собирался, но так и не за­крыл. Видно, куражу не хватило. И придется нам содержать армей­ское радио дальше. Но почему в Гуш-Дане, а не в Ашдоде? Чем плох Ашдод? И почему бы не брать в штат радиостанции ребят и девушек со всех концов страны,' а не только из Тель-Авива и Ра- мат ха-Шарона?

Понятно, все мои идеи не мо­гут сами по себе решить пробле­му безработицы или покончить с бедностью. Но если их реализо­вать, у жителей периферии подни­мется настроение. Им будет чем гордиться. И у молодежи, прохо­дящей службу, появится серьез­ный стимул после демобилизации вернуться домой. А главное, все это обойдется гораздо дешевле, чем содержание “белых слонов“ в престижных районах Тель-Авива.


(Автор - профессор Тель-Авивского университета)
Tags: старые газеты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment