nimmerklug (nimmerklug) wrote,
nimmerklug
nimmerklug

Categories:

За науку

Науке пришёл пиздец. Не кризис наступил, не ультрафиолетовая катастрофа какая – из кризиса ещё возможен выход. А самый настоящий бесповоротный пиздец.
Для начала определимся, что такое наука. Я вкладываю в это слово совсем не тот смысл , что молодые коллеги по работе, представление которых о науке как у слушательницы курса им. Леонардо да Винчи труженика рынка Махане Йегуда, которому легко втюрить гандон, если на нём написано НОВАЯ ФОРМУЛА!
В молодости я полагал, что наука это только физика, а остальное, как поется в песне всё ноль. И прочие учения становятся наукой только тогда, когда ы них внедряется физика. Например, без физики вся химия – только толкование двух её основных законов, зато по мере соединения с физикой и химия, и биология станвятся науками.
Трудность у меня была только с математикой. Почему и механика, и оптика – это одна наука физика, я прекрасно понимаю. А то может быть общего между геометрией и теорией случайных процессов мне понять не дано. Но это не в поругание математике, а мне.
Зато про известное высказывание, что в каждой науке столько истины, сколько математике, сразу скажу, что это чепуха. Присутствие математики в новой хренологии, астрологии или первой из продажных девок империализЬма (придуманной Вундеркиндом) не только не приближает их к науке, но напротив, делает ещё уродливее, как дешевый макияж трехрублевую проститутку. Более того, использование математики может служить лакмусом для выявления хуиты. Например, если в физической статье содержится неприличное выражение критерий Стьюдента, что почти заведомо (хотя и не на 100%) это – хуйня.
На самом деле это, конечно, снобизЬм. Достаточно прочитать две страницы Ключевского, чтобы понять, что это настоящая наука, хотя там нет ни физики, ни математики. И два абзаца Сагана или Крутцена, что бы понять, что авторы жулики и прохвосты.
Так что попробую дать определение науки, как я её понимаю. Наверняка оно будет нуждаться в уточнении, я просто обычными обывательскими словами попытаюсь объяснить, что имею ввиду. Итак, наука это создание простой моделей описывающих некоторое явление. Основаннной на немногих (минимальном возможном количестве)общих принципов, использующей как можно меньшее количество свободных параметров, и только тех констант , которые известны, или хотя бы могут быть измерены в ходе проверки модели. Причем задача этой модели не описание явления самого по себе, но предсказание эволюции процессов связанных с этим явлением. Предсказание с одной стороны должно быть достаточно точным, но с другой то же простым.
Требование простоты не является достаточным, но совершенно необходимым. И именно его отвергают молодые работники университетов, которых принято теперь называть учёными. Племя младое, но, увы, знакомое считает непременно необходимым решать систему двух линейных уравнений как минимум численно методом Монте-Карло. Число рецензентов, придерживающихся таких взглядов растет экспоненциально.
Кроме того, модели должны описывать приниципиально наблюдаемые явления, измеряемые величины, а не размер талии Наташи Ростовой, поиск алмазов в каменных пещерах Марса и жизни на экзопланетах.
То, что пиздец уж наступил видно не вооруженным глазом. И по содержательности статей в журналах, и по семинарам, на которых вытупают представители этого самого племени, и по нобелевским премиям, даваемым в ХXI веке.
Есть у меня сильнейшее подозрение, что суперструны протянуты от звёзд Сад ад-Забих к звездам Аш-Шаратан. Но подозрение, как сказано там же – не есть уверенность. Ещё более сильно я подозреваю, что фермионы Миггса бегают по суперструнам и откладывают на них верхние и нижние гниды, странные гриды и очарованные гниды, не говоря уж о гнидах истинных и прелестных. Но, увы! и это только подозрения. Зато про темный флогистон скажу с полной уверенностью. Это хуйня неслыханная во всей истории науки. Лепешинская и Блондло отдыхают. А бы за одно только серьёзное упоминание о темном флогистоне сжигал бы на костре, но не как Стрелка Осциллографа Коперника, а как Климент VIII Джордано Бруно. А уж тем, кто занимается физическими исследования этого феномена, за неимением расплавленного темного флогистона заливал бы в подходящие отверстия расплавленный свинец.
Но все замечательные открытия последнего десятилетия – только следствие, а не причина, того, что науке наступил пиздец.
Неправильно думать, что он стал следствием грантоедства и хиршевания. Они тоже следствия гибели науки.
Помню, как в невозратные времена застоя,задолго до нового мышления, каждый интеллигентный человек, в особенности учёный, почитал на непременнейший долг свой, восхищаться всем американским, и в особенности орагнизацией науки. Люди прямо таки писали кипятком, когда им рассказывали о наукометрии (так тогда называлось хиршевание), и все, от Марчука до лаборанта Рабиновича были убеждены, что если финансирование будет осуществлятся с помощью грантов, науки и искусства процветут неимоверно. Характерно, не только лаборантам, но и академикам не приходило в голову, что система годная для университетов не пригодна для научно исследовательских институтов. Что ни Манхетенский проект, ни РДС, ни программа «Аполлон», ни полет Гагарина не готовились с помощью грантового финансирования. Одно дело, когда у работника есть твердое занятие – учить студентов, тогда можно ему позволить искать деньги на то, чем заниматься в часы безделья и досуга. Другое – когда работник работает по заказу государства, тогде дело государства обеспечить его средствами. Но и это не самое плохое.
Конкуренция абсолютно необходима. Но кто должен быть судьей – независимый эксперт на службе государства, или мафиози из союзной или конкурирующей шайки?
Причина же совершенно в другом. В отборе кадров. В науку берут кого попало. Как на службу в резиденцию главы правительства . Самое гениальное изобретение Ландау – педагогическое. Это пресловутый теорминимум. Кстати он это не сам выдумал. Мейман говорил мне, кому Ландау этим обязан (и очень, между прочим, этот совет ценил), но я позабыл, к сожалению. Так вот, если кто-то сдал такой экзамен, он уже готовый научный работник. Сдать его могут очень не многие, а потому нет никакого риска, что количество научных работников превысит критический уровень. У нас же и уровень нижайший, и берут фактически любого кто пожелает.
Интересно, что то же самое произошло и с аблакатами. В начале 90х было очень сложно получить диплом аблаката, и он таки ценился. А потом, то ли по недосмотру, то ли умышленно наоткрывали техникумов-колледжей и аблакат стал, что твой советский инженер. Даже врачи-отравители потихоньку переквалифицируются в фельдшеров-отравителей.

Tags: ё-наука
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment