nimmerklug (nimmerklug) wrote,
nimmerklug
nimmerklug

Categories:

Про Коренева

Не может быть двух мнений – много было на физтехе знаменитых академиков и генералов, но в начале семидесятых годов самым ярким и популярным преподавателем был Георгий Васильевич Коренев. Его курс теоретической механики был одним лучших среди всех курсов, читавшихся в МФТИ. (Первым был, кончено, курс общей физики Д. В. Сивухина, а его учебник вообще, по моему мнению, стоит на одном уровне с Фейнмановскими лекциями – но это другая история). Конспекты лекций Коренева по механике продавались (небывалый на физтехе случай) не то за 15, не то за двадцать рублей (деньги немалые). Его курс по выбору «Тензорный анализ» вызывал живейший интерес. Ни о ком не ходило столько легенд как о нём, причём легенд героического характера.

В эпоху массовых нарушений социалистической законности он, как стали говорить в эпоху восстановления ленинских норм законности, разделил судьбу многих – был арестован и потом сидел в шарашке. Его арест был предметов некоторых легенд. Одна, связывающая его с дерзостью по отношению в железному наркому Л. М. Кагановичу приведена ниже. Другая рассказывала, что перед самой войной Г.В. был в командировке в Германии. По возвращении его вызвали на Лубянку, и задали вопрос, что он делал на Принц-альбрехт-штрассе 8, то бищь в гестапо. На что Коренев возразил, что на этой улице посещал советское торгпредство. Ему велели подумать и придти ещё раз. При новом визите разговор повторился с точностью до слова. И визитов было довольно много. В конце-концов Коренев не утерпел и дал следователю табуреткой по башке, после чего и был арестован. Эта легенда крайне малоправдоподобна, но она была и характеризует мнение студентов о Г.В.

Лекции он читал великолепно, и был страстным апологетом индексной формы записи, утверждая, что векторная запись такая же архаика, как и запись уравнений по компонентам. Он рассказывал о каком-то знаменитом учёном NN (забыл о ком), который отстаивал компонентную запись на том основании, что она экономит мозговое вещество,и позволяет отдохнуть, пока человек переписывает одно и то же для х-компоненты, у-компоненты и т.д. Тут он воспламенялся говорил, что NN заботясь о мозговом веществе пренебрегает более ценной вещью, временем, которой мы наделены гороздо более скупо, чем мозговым веществом.

Была у него довольно своеобразная шкала научных заслуг (высказываемая, разумеется, в неявной форме). Величайшими учёными всех времен и народов были Ньютон и Коренев (точнее, конечно, Коренев и Ньютон), которые никогда не ошибались. Почетное второе место занимал Лагранж, который ошибся всего один раз (в чем состояла эта ошибка не помню, но совершенно точно, что она была только одна). Далее шел Эйлер, который ошибался более одного раза. В большим уважением Г.В. относился к Суслову и Некрасову, которых, помнится, числил своими учителями. Ну, и ещё довольно хорошим учёным был Эйнштейн, потому что придумал суммирование по индексам.

Очень гордый и независимый по отношению в высостоящим он всегда чрезвычайно уважительно разговаривал со студентами, и притом имел двухбалльную систему оценок – отлично и хорошо. Надо было очень постараться, чтобы получить у него трояк.

Вероятно по лагерной привычке он всегда, независимо от погоды, был одет в одну и ту же кожаную старую-престарую куртку. И только однажды летом, в неимоверную жару, я видел его в армейской рубашке. Появление Г.В. в рубашке произвело немыслимый фурор, но вскоре все заметили, что неизменная куртка висит на спинке стула.

Как ни странно, в сети практически нет ничего о Георгии Васильевиче Кореневе, и я решил собрать здесь всё, что имеется.



Профессор Дмитрий ПОСПЕЛОВ:

Георгий Васильевич Коренев – выдающийся механик, основатель нового научного направления – механики целенаправленного движения. Удивительный сплав компетентности, трудолюбия, скромности и несгибаемой воли.
Мне вообще везло с учителями, а, вспоминая о Георгии Васильевиче Кореневе, не могу не высказать особого уважения памяти этого потрясающего человека. Георгий Васильевич читал нам теоретическую и аналитическую механику, тензорный анализ и вел научный семинар по механике человека.Его ученики знали о том, что он, несмотря на огромные достижения и авторитет, был незаслуженно репрессирован и долгие годы работал в так называемой "шарашке". Георгий Васильевич не очень любил обсуждать эти темы – говорил, что ему жалко времени, хотя к гуманитарным проблемам относился уважительно и вполне серьезно. И лишь однажды он рассказал нам, что послужило причиной ареста.
Георгий Васильевич никогда не занимался тем, чего не знал досконально. Разрабатывая в 30-е годы системы управления авиационной техники, он сел за штурвал и выучился управлять самолетом. Когда в конце шестидесятых годов его уговорили заняться разработкой организации системы городского общественного транспорта, он взял в Академии наук направление и в группе с 19-20-летними девушками прошел полный курс обучения специальности водителя трамвая. Никто в его группе не знал, что это доктор наук, профессор – думали, что старичок на пенсии хочет подработать. Добросовестно пройдя практику, сдав "выпускной экзамен" и получив направление на работу, он вернулся к своей традиционной деятельности. Именно благодаря безусловной компетентности, его авторитет среди коллег был непререкаемым и известен он был самому высокому начальству.
В 1935 году наркомом путей сообщения СССР стал Лазарь Моисеевич Каганович.
А в это время его брат Михаил Моисеевич был начальником Главного управления авиационной промышленности Наркомтяжпрома, в чьем ведении работал Г.В. Коренев. Лазарь Моисеевич был очень деятельным человеком, ему, например, принадлежит одна из главных заслуг в создании облика Московского метрополитена, но энергии хватало и на другие задачи.
Для консультации по одной из таких задач был запрошен специалист из авиационной промышленности, в то время – средоточия авторов новейших достижений в самых новых направлениях наук. Таким специалистом был Георгий
Васильевич Коренев, он и был направлен для оказания необходимой помощи.
Далее попытаюсь воспроизвести диалог,который запомнил из рассказа Георгия Васильевича.
Первый вопрос, который задал "железный нарком", был следующий.
- Знаешь ли ты, какое расстояние проходит паровоз перед тем, как остановиться?
- Знаю, – ответил Георгий Васильевич, – примерно 1 километр.
- Правильно, – удивился нарком компетентности авиационного специалиста в чужой для него области. – Но у нас возникла идея – было бы крайне полезно сделать паровоз, который останавливался бы мгновенно. Можно так сделать?
- Можно.
- А как?
- Надо перед паровозом построить железобетонную стену.
- Но ведь тогда паровоз разрушится!
- А он всегда разрушится при мгновенной остановке. По второму закону
Ньютона, ускорение, умноженное на массу, – сила. Поскольку ускорение при этом пропорционально скорости и обратно пропорционально времени до остановки, если паровоз остановить мгновенно, сила будет бесконечно большой, и паровоз сломается обязательно.
(Мгновенно ничего сделать нельзя, но если при скорости 72 километра в час остановить паровоз массой в 50 тонн за секунду на него будет действовать сила в 100 тонн – примечание автора).
- По Ньютону? – переспросило начальство.
– Да сейчас все "по Айнштейну" считают! Будешь делать паровоз "по Айнштейну"?
- Нет, – ответил Георгий Васильевич, – по Эйнштейну считать паровоз не буду.
- Без тебя сделаем, – закончил разговор нарком.
Георгия Васильевича вскоре после этого арестовали. Паровоз "по Айнштейну", естественно, так и не построили, но я не слышал, чтобы как-то наказали кого-то из авторов этой идиотской идеи.


Из интервью Ю. Б. Румера:

- А кто такой Коренев?
- Это был, по-видимому, очень способный ракетчик и учёный. Коренев Георгий Васильевич. Когда он говорил, все, включая Сергея Павловича , буквально смотрели ему в рот. Он тоже сидел, причём в более суровых условиях, чем мы. Он очень смело себя вёл, дерзил тюремному начальству, от работ некоторых вообще отказывался. И из заключения вышел позже всех.
Когда его освободили, он узнал телефон Королёва, который тогда уже был крупным руководителем, позвонил ему. Королёв сказал: "Считай, что ты уже у нас работаешь, я высылаю за тобой сейчас машину, а все подробности мы обсудим при встрече, которой я буду очень рад". Когда машина подошла к проходной, Королёв по телефону передал через водителя извинения: у него совещание какое-то, оно вот-вот закончится и он просит Георгия Васильевича подождать в машине.
Коренев подождал ровно 20 минут, потом вышел из машины и ушёл, заявив шофёру: "Много чести для Сергея, чтобы я ждал его больше 20 минут!" Видимо, его характер так и не изменился…
- И что же с ним было дальше?
- Он исчез, к Королёву идти работать отказался, я слышал, что он преподавал в каком-то московском вузе одно время, кажется, в МГУ, а потом его следы потерялись…


Два отрывка тз книги Я. Голованова «Королев»:

Георгий Васильевич Коренев с товарищем получил задание "отстрелять" кабину Ту-2 трофейными немецкими пулеметами. Им выдали четыре пулемета, две тысячи патронов, выделили автомобиль, и они поехали на край аэродрома... с одним "попкой", вооруженным древней винтовкой.
— Слушай, парень, - крикнул Коренев, установив пулеметы, — часом, не знаешь, кто кого охраняет?


Королев оживленно беседовал с соседями по нарам - Георгием Кореневым и Львом Терменом. Они договорились, что втроем будут делать радиоуправляемую пороховую ракету - бить фашистские танки...
Однако, несмотря на предельную загруженность, когда никакого свободного времени физически не существовало, Королев не забыл разговора в теплушке о радиоуправляемой ракете. Он ходил с этим предложением к Кутепову, Балашову, писал им докладные записки и, в конце концов, добился, что ему выделили комнату, двенадцать вольнонаемных, в основном девчонок-чертежниц, и ракету эту они втроем начали делать, но, увы, работа продолжалась недолго. Коренева перевели в Куломзино к Томашевичу, а Термена отозвали в радиошарашку в Свердловск. Союз распался. Королев еще больше помрачнел.



Tags: МФТИ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments