?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

На радостях по случаю удачного пуска ракеты в «домике Лавочкина» на берегу Балхаша был организован скромный ужин с символической бутылкой коньяка на пять человек: Лавочкин, его помощник Закс, замминистра Лещенко, начальник полигона Дорохов и его зам по НИИР Трофимчук. У всех было приподнятое настроение, между тостами шутили, в тостах поздравляли Семена Алексеевича с успешным пуском. Лещенко «поздравил» его необычным закруглением тоста:

— И все же ты, Семен Алексеевич, не конструктор, а г…но.

Семен Алексеевич, услышав слово, которое сам никогда не употреблял, по инерции выпалил:

— То есть как это… г…но?

— А так, что ты ни разу не сидел. Вот я, к примеру, не конструктор, а сидел, и даже с самим Андреем Николаевичем Туполевым. В омской шарашке. И сидели мы ни за хрен. А тебя, Семен Алексеевич, только выговорочком пожурили, хотя во времена оные был бы ты удостоен не выговора, а тюряги. По всему видно, что ты даже сейчас мыслишь как конструктор летательного аппарата, а не генеральный конструктор системы. Понимаешь? Системы! Это тебе не В-300 под крылышком КБ-1.
(Кисунько. Секретная зона. Исповедь генерального конструктора)

Условия в которых осуществлялись советская ракетная и советская ядерная программа удивляют своими различиями. Бытовые условия на ракетных полигонах приближались к фронтовым или лагерным, на ядерных полигонах тоже был не Лос Аламос, но до такого скотства и полного забвения элементарнейших жизненных нужд персонала, как у ракетчиков, дело не доходило. Даже в семидесятые годы жилищные условия сотрудников ИАЭ весьма выгодно отличались от обеспеченности жильем работников, скажем, ЦКБЭМ.

Но это еще ничего. Ракетчиков сажали почем зря за совершенные пустяки, но не припомню, чтобы посадили кого-нибудь из известных ядерщиков (наверняка, кого-то и сажали, иначе Софья не была бы Власьевной), по большей части за прегрешения ограничивались изгнанием людей с Объекта.

Объяснение, что ракетчиками и ядерщиками командовали два разных Лаврентий Палыча представляется крайне маловероятным. Просто ракетчики сажали друг друга (чему имеются свидетельтсва у того же Кисунько), а вот у ядерщиков не было принято практиковать доносы и провокации. Примеры жгучей (и плодотворной) взаимной ненависти у ракетчиков у всех на слуху (Королев-Глушко, Кисунько-Расплетин, Устинов-Челомей), а вот что-нибудь подобное у ядерщиков неизвестно.

Закрадывается крамольная мысль, а не причиной ли тому известные различия в кадровом подборе между Первым Главным Управлением и Вторым и Третьим? Обошлись ли бы неблагонадежные изгнанием с Объекта, если вы в ядерное программе участвовали физики МГУ?

Profile

think
nimmerklug
nimmerklug

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com