October 29th, 2015

think

Комментарий

На директора Украинской библиотеки заведено уголовное дело из-за книги Дмитро Корчинского.

Ласково названный в заметке ньюсру украинским писателем, Корчинский - бывший главарь нацистской шайки УНА-УНСО. Жинка его, Оксана, депутат от партии нациста-пидараса Ляшко.

На Уркаине нацизма нет!
think

Ватник №1

Налоги оспоривать не хотел, царям воевать не мешал, цензура СМИ его не волновала. Мало того, ему было наплевать на сменяемость власти, а Злодея почитал за единственного европейца. Быдло! Гавно, как говаривал Саломей Красненький.
think

Доверяй, но проверяй

Originally posted by nimmerklug at Доверяй, но проверяй
Для того, чтобы готтентотская мораль работала, необходимо, чтобы постоянно действовала сигнальная система "свой-чужой". Каждый готтентот должен постоянно выдавать сигналы, свидетельствующие о его верноподданости, в противном случае он будет гражданским опчеством готтентотов зачислен в бушмены с вытекающими.

Сами по себе сигналы просты и необременительны, но постоянно меняются. Тонкость состоит в единственно правильном на данный момент выборе формы проявления верноподданости, равно как и выборе самого момента проявления.

К примеру, лет двадцать назад, в одной маленькой, но гордой и непременно единственно-демократической стране проходил хэппенинг "Всенародная скорбь!" Понятное дело, участие в хэппенинге было долгом каждого верноподданного гражданиниа, а уклонение от участия равносильно признанию в противуправительственной деятельности и подстрекательству. А вот как участвовать знал только свой. Какой-нибудь бушмен мог лицемерно обливаться слезами и вопиять "Как жить-то теперь будем!", но настоящий непритворный готтентот знал, что текущий момент требует демонстрации "Кулану беяхад!", выражающиеся в посещении гроба с виновником торжества, выставленного специально с этой целью в столичном городе маленькой, но гордой страны. Единственная трудность состояла в поисках места парковки, что можно было и претерпеть.

Но вот казалось бы - отчего обывателю просто не соврать, что да мол, ездил в столичный город, отстоял три часа в очереди и поклонился гробу Отца Отечества? Авотхуй! Никто к такому дешёвому приему не прибег. Помню, как университетские профессора, уличенные в пренебрежении гражданской нуждой, оправдывались, что рвались мол всей душой, но пришлось сидеть день и ночь у постели ребенка больного дифтеритом. Но никто, повторяю, никто, не соврал, что будто ездил поклоняться.

А всё потому, что гражданское опчество не наебёшь! Ездить следовало как минимум вдвоем, чтобы был свидетель верноподданического экстаза. Поездка в одиночку не засчитывалась, и все это понимали.
think

Мораль

Похоже, что пора мне повторить уже сказанное прежде по поводу морали.

Она существует в трех основных видах.

Во-первых, мораль уголовная "Умри ты сегодня, а я завтра".

Несомненным шагом вперед на пути к гуманизму оказалась мораль религиозная, она же готтентотская, где уже заметна забота о ближнем: "Добро - это когда готтентоты воруют коров у бушменов, зло – когда бушмены воруют коров у готтентотов."

Последние годы люди с хорошими харями практикуют новую форму морали, которую условно можно было бы назвать, дегенеративно-готтентотской, но уважая властителя дум и его приоритет, назовем её моралью Швондеровича:

"Добро это то, что против Путина".

Если готтентоты воруют коров у бушменов не просто так, а против Путина, если доктор Менгеле ведет медицинские исследования не просто так, а против Путина, если Чикатило убивает не просто так, а против Путина - то всё это добро.

Готтентотская мораль, эффективность которой для дикарей не вызывает сомнения, требует делить людей на своих и чужих, что не имеет никакого рационального основания. Не говоря уж о том, что большинство пакостей лично вам делают именно свои, тогда как чужие даже не подозревают о вашем существовании, огромные сложности представляет идентификация чужих и своих. Для этого выдумывается специальный, постоянно обновляемый, жаргон, вводятся мундиры и удостоверения, тщательно изучаются анкетные данные и сплетни, совместно съедаются пуды соли и ведра говна, а гарантии точного результата все равно нет – свой, казалось бы, в доску вдруг оказывается сукою.

Единственный критерий своего почти всегда безошибочный - это критерий крови. Существуют люди (и их, к сожалению, довольно много) для которых Злата Унитаз своя, на том основании, что в ней присутствует драгоценная еврейская кровь, а Амос Яркони (Абд Аль-Маджид Хадер) - чужой, по причине отсутствия оной. При этом, Златочка с этими людьми не сядет срать на одном гектаре (и это единственное, что можно сказать ей в похвалу).

Существование нравственности в двух вышеупомянутых формах наблюдается также в царстве фауны (а иногда и флоры). Третий же тип морали свойственен лишь человеческим существам: "Чего не желаешь себе, того не делай и другим".

(Поручик Ржевский убедительно доказал, что обратное утверждение: "Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними" неверно).

Что же касается меня, то я - приверженец нравственного императива Халатникова [1]. Что может быть естественнее, чем делить людей на хороших и плохих. И ведь это очень просто, если следовать Халатникову. Хорош тот, кто меня любит и плох тот, кто ко мне плохо относится. Ошибиться довольно трудно... Ан нет! В природе человеческой предпочитать мерзости своего сукина сына, чужим добродетелям. Загадка...

[1] Академик Халатников, по словам Е. М. Лифшица, делил людей следующим образом: «У него хорошие люди это те, кто любит Халатникова. А плохие — все остальные!»