July 19th, 2014

think

Иксперды

На Украину прибыли иностранные эксперты для расследования обстоятельств гибели самолета авиакомпании Malaysia Airlines. 18 июля в Киев прибыл министр иностранных дел Нидерландов Франц Тиммерманс во главе группы в составе 15 экспертов.

Крупнейший специалист по авиационной безопасности. Как Барадеи - в ядерной физике. Как видим атлантическая кадровая политика целиком заимствована у любимца дам бальзаковского возраста государь-императора Николай Палыча: "Прикажут - завтра буду акушером!"
think

Президент США Барак Обама заявил,

что по самолету была выпущена ракета с контролируемой сепаратистами территории, где хранилось ОМП Саддама Хуссейна, которое Асад применил против демократических повстанцев. Причем аккурат из дома, где Милошевич лично расстрелял Ругову.
think

О диванной аналитике

и здравом смысле. Разговоры о первой предназначены вовсе не для того, что бы разоблачать хуиту, но для того, чтобы опорочить второй.

Ну, ладно, пусть не армия. Пусть полиция. Аналитиков дающих советы, основанные на чтении Марининой и Донцовой, полицейским следователям сколько угодно. Их не сеят и не жнут, сами родятся.

Но! Утверждения, что полиция не расследует квартирные кражи и угон автомобилей, основаны на наблюдениях за повседневной жизнью и относятся к области здравого смысла. А попробуйте это сказать вслух - что вы услышите? Диванные аналитики! Устиновой начитались! Вот если бы вы знали то, что МЫ знаем! Если бы вы обладали НАШЕЙ информацией!

Все системы разумеется являются секретными, и на любые возражения вам могут сказать: "Вот если бы вы знали" или "Если бы мы могли вам сказать, поверьте нам на слово у нас ТАКОЕ есть и пр." Упаси Бог, я не отрицаю необходимости секретности, если бы эффективная система ПРО существовала, то она должна была бы быть не просто секретной, а настолько секретной, что даже слухи о ней не должны были бы появлятся в печати. К сожалению, и каждый из нас знает это по опыту, в большинстве случаев секретность служит не сокрытию наличия, а сокрытию отсутствия. (Ну, и разумеется бесконтрольному разбазариванию денег.) Именно, отсутствие ракет и атомных бомб, а не какие-то достижения скрывал СССР в 50-е и 60-е годы, а по мере достижения паритета с США покров секретности становился все более прозрачным. Это (а не секретное ракетное топливо) и была та страшная тайна которую выдал Пеньковский, чем и вызвал неописуемую ярость Хрущева.
Так вот, для противодействия секретности у на нас есть мощное оружие – здравый смысл.

Разрешите мне немного отвлечься и привести маленький пример использования этого средства. Много лет назад я учился в одном из московских институтов, где система образования имела одну особенность: начиная с третьего курса, студенты учились и работали в разных научных учреждениях в зависимости от выбранной специальности. А поскольку, не сочтите за хвастовство, студенты у нас были не из худших, то между научным учреждениями была довольно сильная конкуренция - кто получит больше лучших студентов. Для это устраивались всякие дни открытых дверей, агитаторы-покупщики приезжали с рекламными акциями к нам в alma mater – в общем все как полагается. Я уже свой выбор сделал и был прикреплен к лаборатории в одном академическом институте. Как-то раз в лабораторию прибежала третьекурсница, которой выбор только предстоял и с горящими глазами стала рассказывать о встрече с представителями некоего почтового ящика – впрочем, почему некоего, это было ЦКБЭМ, конструкторское бюро С. П. Королева, теперь известное как НПО "Энергия".

- Они рассказывают , что у них все секретно, но они впереди несекретной науки на двадцать лет. Представляете?!

Заведующий лабораторией, мой учитель, не выдержал:

- Подумайте, деточка, у нас в институте в знаете множество людей, которые раньше работали в этом "ящике". Допустим, что из-за подписки о неразглашении они не могут здесь, у нас, использовать свои разработки. Но умище то куда девать? Они работали в атмосфере науки будущего, так что в нашем институте они должны были бы быть самыми умными, самыми квалифицированными и изобретательными. Наблюдения же показывают, что это скорее наоборот. Так что выводы делайте сами.
think

Закрепощение мужчин Востока

освобожденными женщинами Востока до добра не доводит:

Originally posted by mikhailosherov at Саид Гафуров. "Так начинаются войны"
Саид Гафуров. "Так начинаются войны"



https://www.facebook.com/gafourov?fref=nf

Совпадение или так начинаются войны

Россия стала эксплицитным врагом западных СМИ (читай-западных финансовых групп), прежде всего англо-американских после того, как выплатила все государственные долги. С начисленными и начисляемыми процентами.

Верно, что одновременно в большие долги западникам влезли крупные гос.компании. Но эти кредиты дали другие банки. И на совсем других (и разных) условиях.
Это просто совпадение, но это одновременно и резкое снижение прибылей крупных финансовых групп, связанных с торговлей российскими долгами, потерявшими источник доходов.

Так и начинаются войны

think

Архивные данные о движениях стрелки осциллографа I

© "Совершенно секретно", август, 1999

Империя Ходорковского : куда убегают нефтедоллары
Химия и жизнь. Неизвестные страницы биографии суперолигарха


Юлия Латынина

Команда


Подобно тому как достоверная история японских императоров упирается в мифологические сказания о богине солнца Аматэрасу – недавнее, казалось бы, прошлое российских олигархов обросло совершенно фантастическими слухами.

Что только не рассказывают про Михаила Ходорковского, учредившего в 1987 году при Фрунзенском райкоме комсомола центр «Менатеп» («Межотраслевые научно-технические программы»)! Что он ввозил из-за рубежа поддельный коньяк «Наполеон» и фальшивую швейцарскую водку, разлитую в Польше, шил джинсы-варенки и «отмывал» партийные деньги.

В самом «Менатепе» из всего многообразия мифов признают лишь каноническую версию – заработок на внедрении технических изобретений да ввоз компьютеров. Ну, еще коньячную эпопею. «Ладно, – машет рукой зам Ходорковского Леонид Невзлин, – коньяк мы финансировали. В конце концов, никто им не отравился».

Не подлежит сомнению лишь одно – именно тогда Михаил Ходорковский приучился трудиться по 14 часов в сутки.

«В те годы люди работали поодиночке, – вспоминает мой приятель-цеховик. – Алгоритм был такой. Собирается компания для одного дела, проворачивает его, делит деньги и разбегается. Иначе – поймают и посадят. А Ходорковский сохранил и легализовал команду. Он страшно рисковал. Но и страшно выиграл».

Команда – Ходорковский, Невзлин, Самусев, Дубов – была легализована сначала как центр, потом как банк «Менатеп». Партнеры вложили в дело 2,7 миллиона рублей. Еще 2,3 миллиона собрали с населения. Народ покупал акции «Менатепа», как горячие пирожки, но значимых дивидендов по ним так и не дождался.

Внутри команды никто никому никогда не изменял. С посторонними обращались так: «один попугай сдох, другого купим». Принцип этот выгодно отличал менатеповцев от большинства других олигархов, «кидавших» своих так же охотно, как чужих.

Трудно сказать, была ли у Ходорковского компетентная «крыша» (в те годы, как уверяют, заниматься импортом без покровительства спецслужб было невозможно), а только выгоды инвестиций в чиновников он понимает одним из первых. Приемы высокопоставленных гостей на банковских дачах на Рублевском шоссе (снабженных, по уверению завистников, видеоаппаратурой) приносят тысячекратный доход.

Банк получает в свое распоряжение часть чернобыльских денег и денег Москвы. Торговый дом «Менатеп-Импэкс» становится главным уполномоченным по ввозу в Россию кубинского сахара (в обмен на нефть) – злые языки утверждают, что коэффициенты обмена в таких случаях были прямо пропорциональны благосклонности чиновников, ведавших внешним долгом.

Говорят, в 1994 году «Менатеп» по дешевке покупает крупный пакет вэбовок – несмотря на то что накануне некий первый заместитель министра финансов заявляет, что Россия не будет платить по вэбовкам. Видимо, «Менатеп» решает рискнуть, и – о чудо! – спустя несколько дней наш замминистра, ведающий внешним долгом, разъясняет, что его не так поняли и стоимость пакета стремительно растет. Да, Константина Кагаловского (мозговой центр банка) и замминистра связывали нежные дружеские отношения.

Приватизация

«Менатеп», без преувеличения, можно назвать первым инвестиционным банком в России. Сын инженера и химик по образованию, Михаил Ходорковский с упорством буйвола делал себя хозяином промышленной, а не банковской империи. И в каком-то смысле то, что происходит сейчас с ЮКОСом, – это крушение его мечты. Крушение, обусловленное теми средствами, которые были употреблены для ее достижения, и даже той денежно-кредитной политикой, которая была для этого навязана власти.

В 1994–1995 годах ни один банк не окучивал промышленность с таким размахом и всеядностью. «Менатеп» покупает крупные пакеты АО «Апатит» и «Воскресенские минеральные удобрения», крупнейшего в России производителя чистовой меди «Уралэлектромедь», Среднеуральского и Кировоградского медеплавильного заводов, Усть-Илимского лесопромышленного комбината, Красноярского металлургического, Волжского трубного, АО «Ависма», крупнейшего в России производителя титановой губки, – всего более ста предприятий.

Никаких бюджетных денег не хватило бы на столь обширную программу, но, по счастью, большая часть предприятий была куплена на инвестиционных конкурсах, на которых побеждал тот, кто обещал вложить в предприятие больше денег. Вследствие крайней предупредительности «Менатепа» по отношению к чиновникам, устраивавшим конкурс, а также к «красным директорам», владевшим предприятиями, его обещаниям верили чаще других. «Менатеп» вообще был неизменно любезен с директорами и неизменно выкидывал их на помойку после покупки акций.

Инвестиционные условия банк выполнять не торопился, и оттого многое потерял. Особенно «Менатепу» не повезло на Урале, где медная империя Михаила Черного и Искандера Махмудова вышибла банк с большинства предприятий. Областная прокуратура даже умудрилась признать незаконной приватизацию Кировоградского медеплавильного завода под вздорным предлогом невыполнения инвестиционной программы. Как будто их кто-то когда-то выполнял.

(продолжение следует)
think

Это не валлоны - шерамыжники, это шерамыжники - валлоны

Правительство Франции требует запретить пропалестинские демонстрации У кого, блядь, требует? У "Спортлото"?

Это смутно мне напоминает, как главный дурак государства Израиль, виднейший деятель партии "Траяску Великая Израиль" принц Ландау, в бытность министром министром внутренней безопасности требовал, чтобы полиция Израиля таки расследовала преступления.

PS Кстати, Википедия сообщает, что профессия Узи Ландау - системный аналитик.
think

Остроумный

langobard выдвинул две версии:

Ближе всех к реальности две. Путен сбил ядовитым плевком из окна Спасской башни. Или Порошенко языком слизнул, стоя на майдане.

Ну причем здесь Парашенко (звиняйте за москальский акцент)! Каждому человеку интеллигентных воззрений итак ясно, что единственно верной является первая версия.
think

Наш друг Эрдоган снова засвидетельствовал свою верность евроатлантическим ценностям

think

Архивные данные о движениях стрелки осциллографа II

Архивные данные о движениях стрелки осциллографа I

Эпоха большой нефти

Банк внимательней отнесся бы к своей промышленной империи, если бы в 1995 году эпоха инвестиционных торгов, когда заводы покупали за обещания, не сменилась эпохой залоговых аукционов, на которых промышленность покупали за бюджетные средства. Банку представилась возможность забыть о текстиле, лесе, пищевке – и получить сибирскую нефть.

В декабре 1995 года – в результате залогового аукциона и совмещенного с ним инвестиционного конкурса – Ходорковский получает 78 процентов ЮКОСа, второй по величине в России и четвертой в мире нефтяной компании.

Покупка Ходорковским ЮКОСа – одно из самых поразительных событий в истории российской приватизации. Нефтяные генералы – это особая каста. Они не допускают в свой круг москвичей, комсомольцев, «новых русских». Они держат компании железной рукой и не делятся добровольно властью ни с кем – ни с банкирами, ни с уголовниками. В начале девяностых в Сургуте было убито около десятка воров в законе. Любой москвич, пришедший со сватовством к Владимиру Богданову в «Сургутнефтегаз», летел бы до Москвы безо всякого самолета.

В отличие от Вагита Алекперова, самовластного хозяина ЛУКОЙЛа, и Владимира Богданова по прозвищу Кулачок, хозяин ЮКОСа Сергей Муравленко был обязан своим авторитетом отцу – основателю нефтяной Сибири – и Министерству топлива и энергетики, создавшему его компанию как собственный запасной аэродром.

Неизменно любезный Ходорковский увел ЮКОС из-под носа чиновников. Правда, в ходе аукциона случилась маленькая неприятность: «Российский кредит», «Альфа-банк» и «Инкомбанк», подстрекаемые прежними претендентами на руку и сердце Муравленко, огорчились намерением правительства назначить в долларовые миллиардеры именно Ходорковского. Дело чуть не дошло до стрельбы, но все разрешилось благополучно – взаимными помоями в прессе. Банки злоречиво утверждали, что баланс «Менатепа» трещит по швам от бессистемных приобретений, что у банка нет денег, кроме бюджетных, и что, таким образом, продажа ЮКОСа «Менатепу» отнюдь не операция по пополнению бюджета, а, напротив, операция по покупке ЮКОСа в частную собственность за государственные деньги.

Да, кстати. 78 процентов ЮКОСа обременены инвестиционной программой на 350 миллионов долларов. Программа не выполнена до сих пор.

Начинающий император

За строительство нефтяной империи Ходорковский принялся всерьез. Бывший комсомолец прилетел в Юганск, надел болотные сапоги и пополз по скважинам, пробуждая классовую ненависть сибирских производственников к московским банкирам.

Перед Ходорковским стояли три задачи. Во-первых, прекратить элементарное воровство. Во-вторых, оптимизировать численность рабочих. В-третьих, минимизировать налоги.

Старые директора – что в ЮКОСе, что в Восточной нефтяной компании (купленной в конце 1997 года) – отличались барской щедростью. В Нефтеюганске в посредниках сидело двадцать фирм, половина которых принадлежала Отари Квантришвили. Воровали все – что нефть из скважины, что скрепки со стола. («Томскнефть», к примеру, покупала то трудовые книжки по завышенной в девять раз цене, то 120 тонн замороженной алычи, которой томскому городку Стрежевому хватит до 2008 года.)

ЮКОС избавлялся равно беспощадно и от социальной сферы, и от бандитских фирм. Вряд ли Ходорковский когда-нибудь расскажет, как решались подобные проблемы и какие морды рвались в его кабинет в Юганске. Одна пикантная подробность: свою задолженность перед ЮКОСом погасили все фирмы-посредники. Включая чеченцев и Отари Квантришвили.

Рабочих сокращают не менее безжалостно, чем бандитов. Один из последних планов реструктуризации ЮКОСа предусматривал троекратное снижение численности рабочих: из 76 тысяч человек, работающих в трех основных производственных единицах – «Юганскнефтегазе», «Самаранефтегазе» и «Томскнефти», – должно было остаться лишь 25 тысяч работников. Остальные переводились в самостоятельные сервисные компании, учрежденные совместно с местными властями, или в «социальные предприятия», на баланс которых передавались убыточные скважины. В результате ЮКОС сохранял треть персонала и 95 процентов активов, а неминуемая смерть «сервисных компаний» и безработица нескольких десятков тысяч человек к нему уже отношения не имела.

Одной из жертв политики оптимизации пал мэр Юганска. Избранный на сей пост не без одобрения Ходорковского, Владимир Петухов охотно принимал у ЮКОСа на баланс все социальные объекты, от которых тот хотел избавиться. Взамен ЮКОС платил за ремонт оборудования фирме «Дебит», которой владел г-н Петухов. Когда вся «социалка» была передана, ЮКОС внезапно обнаружил, что у него есть собственные ремонтные подразделения и прибегать к помощи «Дебита» ему так же накладно, как, имея дома жену, платить проституткам. ЮКОС отказался от услуг «Дебита». Оскорбленный Петухов так же внезапно обнаружил, что из-за политики ЮКОСа в городе катастрофически не хватает денег, и принялся громко хаять компанию.

Но так как «Дебит» все равно не вернулся на скважины, а деньги мэру были нужны (мы имеем в виду личные деньги), то мэр снес старый рынок, принадлежавший чеченцам, и построил новый, принадлежавший его жене. Спустя некоторое время мэра застрелили, и население Нефтеюганска разделилось во мнении: те, кто работал на ЮКОС, полагали, что это сделали чеченцы, а те, кого сократили, полагали, что владельца «Дебита», переквалифицировавшегося в защитника народа, убрали длинные лапы московских олигархов.

(продолжение следует)