June 10th, 2014

think

О женском самоуважении

Почему женщина перестанет себя уважать, если приготовит деньги заранее? Почему ихнее самоуважение требует начинать разыскивать кошелек в сумочке только после того, как кассир назовет сумму? Ладно бы при покупке бриллиантового колье, а то ведь в очереди за кофе с забегаловке.
think

Об оглуплении

Правительство должно ответственно относиться к оглуплению народа. Оглупление должно соответствовать гражданским постановлениям, а главное дальнейшим видам России. Забвение таблицы умножения над которым бьются поколения профурсенок само по себе хотя и похвально, но недостаточно. Оглупление должно усиливать любовь к начальству, веру в правительство и потреотизм. В Российской же империи, а позднее и в Федерации, со времен учреждения ведающего оглуплением Министерства народного образования, оно (оглупление) лишь увеличивает и без того наличествующую природную ненависть к начальству, веру в то, что Запад нам поможет и русофобию.

Следует похвалить постановку этого дела в незалежной Украине. Двадцать пять лет изучения достижений трипольской культуры не пропали даром, и, как видим, даже не сознающее своей свидомости население, готово верить и верит в любую хуйню, служащую к прославлению украинской державности и бендеровского гуманизЬма.

Впрочем, может быть, это не достижение народного образование, но свойства народа. Ведь петлюровский режим достиг тех же результатов не за четверть века, а в считанные месяцы:

Петлюровцы распускали слухи, будто французы уже идут на выручку Киеву,
будто они уже в Виннице, в Фастове и завтра могут появиться даже в Бояре под
самым городом бравые французские зуавы в красных штанах и защитных фесках. В
этом клялся Петлюре его закадычный друг французский консул Энно.
Газеты, ошалевшие от противоречивых слухов, охотно печатали всю эту
чепуху, тогда как почти всем было известно, что французы сиднем сидят в
Одессе, в своей французской оккупационной зоне, и что "зоны влияний" в
городе (французская, греческая и украинская) просто отгорожены друг от друга
расшатанными венскими стульями.

Слухи при Петлюре приобрели характер стихийного, почти космического
явления, похожего на моровое поветрие. Это был повальный гипноз.
Слухи эти потеряли свое прямое назначение -- сообщать вымышленные
факты. Слухи приобрели новую сущность, как бы иную субстанцию. Они
превратились в средство самоуспокоения, в сильнейшее наркотическое
лекарство. Люди обретали надежду на будущее только в слухах. Даже внешне
киевляне стали похожи на морфинистов.

При каждом новом слухе у них загорались до тех пор мутные глаза,
исчезала обычная вялость, речь из косноязычной превращалась в оживленную и
даже остроумную.

Были слухи мимолетные и слухи долго действующие. Они держали людей в
обманчивом возбуждении по два-три дня.

Даже самые матерые скептики верили всему, вплоть до того, что Украина
будет объявлена одним из департаментов Франции и для торжественного
провозглашения этого государственного акта в Киев едет сам президент
Пуанкаре или что киноактриса Вера Холодная собрала свою армию и, как Жанна
д'Арк, вошла на белом коне во главе своего бесшабашного войска в город
Прилуки, где и объявила себя украинской императрицей.

Одно время я записывал все эти слухи, но потом бросил. От этого занятия
или смертельно разбаливалась голова, или наступало тихое бешенство. Тогда
хотелось уничтожить всех, начиная с Пуанкаре и президента Вильсона и кончая
Махно и знаменитым атаманом Зеленым, державшим свою резиденцию в селе
Триполье около Киева.

Эти записи я, к сожалению, уничтожил. По существу это был чудовищный
апокриф лжи и неудержимой фантазии беспомощных, растерявшихся людей.

(Паустовский. Повесть о жизни. Начало неведомого века)
think

И снова о

think

Не боясь греха (с)

think

Закон сохранения говна на Девятом канале.

Если говна оттуда убудет, то непременно говна туда прибудет.

Впрочем, если Мильштейна сравнивать с Канфером, то правильнее было бы говорить о законе неуклонного возрастания говна на Десятом канале