May 30th, 2014

think

О властителях дум

Невеждами наш век воистину богат!
У нас они кишат везде толпой нескромной —
У князя за столом, у герцога в приемной.
Ничтожнейший рифмач, придворный стихоплет,
Конечно, среди них поклонников найдет.
Чтоб кончить эту песнь, мы скажем в заключенье:
Глупец глупцу всегда внушает восхищенье.
think

О служителях уродливого детища, а заодно и о служителях культа

Originally posted by lobastova at букинистическое
Я читаю книгу, - воспоминания израильского уголовного авторитета Йорама Ландсбергера. Там он увлекательно описывал свои "операции". Полиция приносила ему массу неприятностей. Его ловили, задерживали. Если бы не судьи, ему бы пришлось чуть ли не всю жизнь провести за решеткой.

Например, он решил ограбить ювелирный магазин. На Ибн Гвироль обретался очень богатый магазин и драгоценности как бы просили его "укради меня". Он собрал верных друзей. Сейф, который он собирался украсть весил 500 кг, и один он бы его не вынес. Один из "друзей" был журналистом. Этот журналист вел двойную жизнь: по утрам он работал в газете и писал и ворах и бандитах, а по ночам присоединялся к бандитам и совершал ограбления. По удивительной случайности он первым был на месте преступления и его очерки были самыми интересными.

Они взломали замки в магазин. Украли сейф, положили его в тендер и поехали в Пардес у Натании это сейф вскрывать. Сейф вскрывают ломами и молотком... К несчастью, "друг" ответственный за молоток забыл его с собой прихватить. Тогда они решили закапать сейф и прийти завтра уже с молотком.

Но днем в пардесе работают люди. Один из них служил "гашашем" (как это по русски?) в армии. Увидел следы от шин.. опознал следы того как волокли сейф.. нашел сейф и вызвал полицию. В полиции сложили 2+2, поняли что за украденным сейфом должны вернуться и устроили засаду. Воры в нее и попали. Йорам и его друг (тот что забыл молоток), воспользовались темнотой и быстро-быстро убежали. Их взяли на следующий день.

Журналист просил, чтобы они сказали будто анонимно пригласили его сделать репортаж об ограблении. Но Йорам и его друг (кстати, потом этот друг стал раввином) решили, что им выгоднее уйти в несознанку. "Ничего не знаем, ничего не помним, мирно спали дома". В результате судья их отпустил, а журналист и третий друг получили 3 и 4 года. Друг-журналист вышел и завязал и с преступностью и с журналистикой. Он стал успешным бизнесменом.
think

Не только трёшка Каломойского