April 23rd, 2014

think

Седлают ещё одну Дульсинею

Вслед за первым шагом Эрдан подал в отставку с поста министра по защите тыла и рекомендовал закрыть министерство.
Поскольку неумолимый закон природы никто не отменял, шаги своевременные.
Не нравится мне только, что забеги проводятся не на ипподроме "Ликуд", а так, что Эрдан, что Кахалон всё лучше Тряпичкина-мл.
think

Забавную религию придумали индусы

У них есть священные коровы.

Ещё более забавную религию придумали интеллигенты. У них священны клопы. Интеллигентский священный клоп, как правило, меньше и вонючей клопа обыкновенного.
think

Ага, сейчас.

Сегодня юридический советник говорит за глухарем, что можно головорезов лишать гражданства. На мы то знаем, что когда их выпустят, они побегут жаловаться в Mahkeme-i Temyiz, а о том какое решение примет наш шейх-уль-ислам стоит ли говорить?
think

В поисках книги, которая могла бы

возбудить у внуков интерес к науке вспомнил о "РОБЕРТ ВИЛЬЯМС ВУД Современный чародей физической лаборатории" Вильяма Сибрука. Сколько мальчиков выбрали физику благодаря это книжке! Стал искать её на доступном для внуков языке. Ну, то что на святой язык её не переложили - я не сомневался. Чай не Павленко или Панфёров. Но оказалось, что и на политкорретнейшем из языков её не переиздавали много-много лет. Что-то нынче физики в загоне. Единственное оправдание существования науки - отрадный факт, что Тьюринг был в самом хорошем смысде.
think

Доиграются мудаки!

От Коломойского Из Славянска пишут:

Cамопровозглашенный "народный мэр" Славянска Вячеслав Пономарев объявил во вторник, 22 апреля, на специально созванной по этому поводу конференции, что пророссийские активисты взяли в заложники американского журналиста Саймона Островского, сотрудника издания Vice News, гражданина США и Израиля. Об этом сообщила "Газета.ру" со ссылкой на собственного корреспондента в Донецкой области.

Лидер сепаратистов Славянска заверяет, что заложник цел, невредим и находится в добром здравии, отмечалось в сообщении.

"Его никто не похищал, его никто не держит в заложниках, он сейчас у нас в СБУ готовит материал, работает", – заявил позже Пономарев в беседе с родителями журналиста. Однако, как пишет на своей странице в социальной сети Twitter московский корреспондент The Telegraph Роланд Олифант, мэр Славянска и его пресс-секретарь подтвердили, что Островский "находится под стражей".

На сайте издания Vice News говорится, что в рамках этого инцидента журналисты поддерживают контакты с Госдепартаментом США и другими государственными органами.


Нет ли здесь какого-то противоречия :)) ?

Все эти заложники, оскверненные памятники и обращения к "Жидам города Донецка", призванные заставить нас забыть сложные, как теперь принято говорить, отношения с бендеровцами вызывают у людей в памяти историю А. М. Норинского
think

Москали руйнують свободу слова

think

Злочин переодягнених енкаведистів

- Говори же, что там делается?
- А то делается, что и родились и крестились, еще не видали такого.
- Да говори нам, что делается, собачий сын! - закричал один из толпы, как видно, потеряв терпение.
- Такая пора теперь завелась, что уже церкви святые теперь не наши.
- Как не наши?
- Теперь у жидов они на аренде. Если жиду вперед не заплатишь, то и обедни нельзя править.
- Что ты толкуешь?
- И если рассобачий жид не положит значка нечистою своею рукою на святой пасхе, то и святить пасхи нельзя.
- Врет он, паны-браты, не может быть того, чтобы нечистый жид клал значок на святой пасхе!
- Слушайте!.. еще не то расскажу: и ксендзы ездят теперь по всей Украйне в таратайках. Да не то беда, что в таратайках, а то беда, что запрягают уже не коней, а просто православных христиан. Слушайте! еще не то расскажу: уже говорят, жидовки шьют себе юбки из поповских риз. Вот какие дела водятся на Украйне, панове! А вы тут сидите на Запорожье да гуляете, да, видно, татарин такого задал вам страху, что у вас уже ни глаз, ни ушей - ничего нет, и вы не слышите, что делается на свете.
- Стой, стой! - прервал кошевой, дотоле стоявший, потупив глаза в землю, как и все запорожцы, которые в важных делах никогда не отдавались первому порыву, но молчали и между тем в тишине совокупляли грозную силу негодования. - Стой! и я скажу слово. А что ж вы - так бы и этак поколотил черт вашего батька! - что ж вы делали сами? Разве у вас сабель не было, что ли? Как же вы попустили такому беззаконию?
- Э, как попустили такому беззаконию! А попробовали бы вы, когда пятьдесят тысяч было одних ляхов! да и - нечего греха таить - были тоже собаки и между нашими, уж приняли их веру.
- А гетьман ваш, а полковники что делали?
- Наделали полковники таких дел, что не приведи бог и нам никому.
- Как?
- А так, что уж теперь гетьман, заваренный в медном быке, лежит в Варшаве, а полковничьи руки и головы развозят по ярмаркам напоказ всему народу. Вот что наделали полковники!
Всколебалась вся толпа. Сначала пронеслось по всему берегу молчание, подобное тому, как бывает перед свирепою бурею, а потом вдруг поднялись речи, и весь заговорил берег.
- Как! чтобы жиды держали на аренде христианские церкви! чтобы ксендзы запрягали в оглобли православных христиан! Как! чтобы попустить такие мучения на Русской земле от проклятых недоверков! чтобы вот так поступали с полковниками и гетьманом! Да не будет же сего, не будет!
Такие слова перелетали по всем концам. Зашумели запорожцы и почуяли свои силы. Тут уже не было волнений легкомысленного народа: волновались всё характеры тяжелые и крепкие, которые не скоро накалялись, но, накалившись, упорно и долго хранили в себе внутренний жар.
- Перевешать всю жидову! - раздалось из толпы. - Пусть же не шьют из поповских риз юбок своим жидовкам! Пусть же не ставят значков на святых пасхах! Перетопить их всех, поганцев, в Днепре!
Слова эти, произнесенные кем-то из толпы, пролетели молнией по всем головам, и толпа ринулась на предместье с желанием перерезать всех жидов.
Бедные сыны Израиля, растерявши все присутствие своего и без того мелкого духа, прятались в пустых горелочных бочках, в печках и даже заползывали под юбки своих жидовок; но козаки везде их находили.
- Ясновельможные паны! - кричал один, высокий и длинный, как палка, жид, высунувши из кучи своих товарищей жалкую свою рожу, исковерканную страхом. - Ясновельможные паны! Слово только дайте нам сказать, одно слово! Мы такое объявим вам, чего еще никогда не слышали, такое важное, что не можно сказать, какое важное!
- Ну, пусть скажут, - сказал Бульба, который всегда любил выслушать обвиняемого.
- Ясные паны! - произнес жид. - Таких панов еще никогда не видывано. Ей-богу, никогда! Таких добрых, хороших и храбрых не было еще на свете!.. - Голос его замирал и дрожал от страха. - Как можно, чтобы мы думали про запорожцев что-нибудь нехорошее! Те совсем не наши, те, что арендаторствуют на Украйне! Ей-богу, не наши! То совсем не жиды: то черт знает что. То такое, что только поплевать на него, да и бросить! Вот и они скажут то же. Не правда ли, Шлема, или ты, Шмуль?
- Ей-богу, правда! - отвечали из толпы Шлема и Шмуль в изодранных яломках, оба белые, как глина.
- Мы никогда еще, - продолжал длинный жид, - не снюхивались с неприятелями. А католиков мы и знать не хотим: пусть им черт приснится! Мы с запорожцами, как братья родные...
- Как? чтобы запорожцы были с вами братья? - произнес один из толпы. - Не дождетесь, проклятые жиды! В Днепр их, панове! Всех потопить, поганцев!
Эти слова были сигналом. Жидов расхватали по рукам и начали швырять в волны. Жалобный крик раздался со всех сторон, но суровые запорожцы только смеялись, видя, как жидовские ноги в башмаках и чулках болтались на воздухе.


Ось вони, москальские провокації!
think

Квартирка