nimmerklug (nimmerklug) wrote,
nimmerklug
nimmerklug

Красота лебединого полета 10 лет назад

Майя Плисецкая. Красота лебединого полета

«Требуем все от всех»


— ЕЖЕДНЕВНО в «АиФ» приходят письма от россиян: читатели жалуются на тяжелую жизнь, издевательские зарплаты. Чехов в знаменитой пьесе рассуждает: у нас такие просторы, недра, богатства, люди хорошие. А живем никудышно. Сколько после драматурга отцвело «вишневых садов», а народ наш стоит по-прежнему с протянутой рукой. Кто виноват?

— Лень-матушка! Все время — дайте. Требуем от всех все. Дайте нам пенсии, зарплату, квартиру. Страна тебе ничего не должна, она у тебя ничего не одалживала. Ах, государство мало платит, государство мало дает. Мне так надоело это слышать! А государство старается. Но все равно всё мало, всё плохо. Это уже наша ментальность. Хватит! Немцы никогда ни у кого ничего не просили. Все делали сами. Я была в Германии в детстве и видела огромные, величественные здания. Потом посетила Германию после войны, когда Берлин был просто сравнен с землей. Ничего не осталось и от Мюнхена. И посмотрите сегодня на эти города!


У меня недавно было интервью по украинскому телевидению. Они меня спросили: «Что вы пожелаете нам на Новый год?» Я сказала: «Вам должно быть стыдно, что на такой земле, с такими талантливыми людьми вы плохо живете».

— Беднота толкает на баррикады. В обществе сейчас сильны левые тенденции.

— Они всегда были, есть и будут. Всегда будет лозунг «все равны». А сам Бог сделал всех неравными. Один — умный, другой — дурак. Уже неравенство!

— Часть времени вы с Щедриным живете в Литве. У России сейчас прохладные отношения с Балтией, русских там считают за второй сорт…

— Вообще торжества по поводу моего юбилея начали латыши, сделали роскошный гала-концерт. На сцену пришла их президент, обняла меня, поцеловала. Притом, что там не слишком любят Россию. Наш посол сказал мне потом: «Спасибо вам! За полчаса вы сделали то, что мы делаем годы». Вот вам политика!

— Вике-Фрейберга не критиковала Путина?


— Я Путина не дам в обиду. Для меня Путин — первый человек после Петра I. Такого руководителя в России еще не было.

— Но западный мир немножко по-другому оценивает Путина: посадил Ходорковского, в Ирак русских миротворцев не послал.

— А я не слушаю, что Запад говорит, слушаю себя.
Я вообще с детства чувствовала неправду. «Ой, ребеночек, миленькая девочка». А я думала: «Ну вот врет тетка!» В политике я тоже чувствую, кто пускает пыль в глаза, а кто говорит правду.

Путин очень много сделал. Нравится это кому-то или нет, но это так. Хотелось бы, чтобы вокруг него были и мощные помощники. Чемпионская команда ему нужна, как в футболе. Мы президенту с Родионом Константиновичем симпатизируем. Россию сейчас не узнать! А Москва какая красавица стала!

— Вы знакомы с Путиным?

— Немного. Он меня спросил, когда награждал и прикалывал орден «За заслуги перед Отечеством»: «А я не испорчу платье Кардена?» Даже такую мелочь помнит, что это карденовское платье. Я это тоже оценила.
«Благами, а не цепями надо удерживать!»

— РУССКИЕ таланты сейчас разъезжаются по всем странам в поисках длинного рубля. А где же их патриотизм?

— Я не вижу бедственного положения ни в чем. Ни в спорте, ни в балете. И поют в опере замечательно. Другое дело — все действительно разбегаются туда, где больше платят. У нас балетную школу закончила девочка, которая в первый же год работы уехала в Берлин: там ей предложили хороший контракт. Это Полина Симеонова. Изумительная балерина. Она хочет нормально получать — прима. Уже говорит по-немецки свободно. Много русских работает на Западе.

— Кто-нибудь из наших читателей скажет: понятно, на родину им наплевать.

— Это советская ментальность. Французы, испанцы работают за границей. Почему их никто не упрекает? Сильвия Гиллем — коренная француженка. Танцует в Англии. Ей там больше платят. И никто никогда в жизни ей не скажет, что она не патриотка. В голову такое не придет. Другое дело — я. Люблю свою страну, люблю свой театр, свою публику. Но если говорить о большинстве людей — человек ищет, где лучше, рыба — где глубже. Так было, есть и будет!

Все украинцы гордятся футболистом Шевченко. Он для них — свой герой. Его пытался переманить Абрамович. А Берлускони (премьер-министр Италии. — Ред.) прибавил Шевченко еще денег, крестил его сына. Берлускони его обеспечил до 100 лет. С какой стати ему рыпаться и ехать в эту «оранжевую» революцию? Благами, вниманием и любовью, а не цепями надо удерживать.

— Помните фразу: «В области балета мы впереди планеты всей»? Сегодня Россия тоже опережает всех в танце?

— Знаете, сейчас мир очень изменился. И не только в области балета. Земной шарик стал маленький, поезжай, куда хочешь, работай, где хочешь. Раньше было так: если приехал русский танцовщик за границу, его сразу брали на амплуа премьера. А сейчас все здорово танцуют. Я была дважды председателем жюри на конкурсе в Японии и видела весь балетный свет перед собой. Филиппинцы отлично танцуют классику. Китайцы берут на конкурсе «золото», а французская «Гранд-опера» — «серебро». Все так перемешалось…

— Сейчас во всем мире перелицовывают популярные в прошлом балетные постановки. Старые танцы на новый лад — кому они нужны?

— Знаете, восстановление старого — вещь неблагодарная. Многие делают себе карьеру на том, что переделывают классику. Но я совершенно уверена, что перерисовывать Рембрандта не надо. То же самое — с классическими балетами. Я танцевала по крайней мере 10 разных версий «Лебединого озера». Может быть, даже 15. Но везде написано: постановка Петипа. А ты сделай что-то новое, свое. Не можешь? Как Маяковский говорил: «Не делайте под Маяковского, делайте под себя». Глубоко уважаю создателей. Именно создателей. Они работают на будущее. Сначала «Кармен-сюиту» запретили, а сейчас все говорят: «А кто ж сомневался?..»

У Ратманского есть свой стиль. Он не подражает тому же Петипа. У него истинная интеллигентность, он делает все спокойно. Не шумит, не ссорится. Раньше ведь в театре все на ножах были.

— Большинство балерин — ваших предшественниц были маленькими и полноватенькими. Майя Плисецкая положила этой традиции конец.

— Раньше в балете были 155–160 см. Я со своими 1 м 65 см была уже высокой. И потом, я всегда держалась так, что казалась еще выше. Плюс руки длинные. «Ой, вы небольшого роста, а мы думали, Плисецкая большая», — мне это всю жизнь говорят. Но сегодняшние балерины уже на голову выше меня. Красивые, длинноногие. Мне нравится эта мода. И мальчики тоже большие — начиная с Годунова. Это красиво, сценично.
«Искренность нельзя сыграть»

— БЕРНАРД Шоу сказал: «Друзья познаются вовсе не в беде, а в радости. Сочувствовать гораздо легче, чем порадоваться победе другого». Вы согласны?

— Люди любят сочувствовать, поэтому многие артисты на это напирают, даже на этом себе сделали имя. А сочувствовать-то нечему. Ничего плохого в их жизни не произошло. Они себе придумывают «беды», чтобы их жалели, и на этом зарабатывают очки. Таких немало. А некоторые вообще жили как цари. А сегодня, оказывается, они диссиденты.

— Балетные травмы — это горькая плата за профессию?

— Про себя могу сказать, что у меня на теле нет ни одного «спокойного» места, все травмировано. И спина, и колени, и голеностоп, и икра. Я не знаю, что на мне живое. Все в шрамах.

Однажды во время пируэта я так ударилась пальцем о партнера, что мизинец сломался и повис.

— И вы дальше танцевали?

— Ну а как же еще?

— Сейчас все праздновали ваше 80-летие, и Майю Плисецкую буквально разрывали на части. Такое внимание наносит удар по нервной системе? Как вы перенесли все эти юбилейные торжества?

— Я каждый раз поражаюсь, как ко мне относятся люди. Где бы ни была, везде — восторженные глаза, аплодисменты. Это нельзя сыграть. Видно, что люди искренни. Я для этого жила и живу…
Tags: хи-хи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments