nimmerklug (nimmerklug) wrote,
nimmerklug
nimmerklug

Categories:

О немецких памятниках

Есть в Панкове, между Паппельалее и Люхинер штрассе, парк-кладбище (Friedhofspark Pappelallee) – вот несколько фотографий.

Вид сверху:

Вид изнутри:

Вид с Паппельалее:

Табличка у входа:


Парк там сделали совсем недавно, после аншлюсса объединения, а изначально кладбище принадлежало Freireligiöse Gemeinde, нацисты, придя к власти это общество закрыли, а кладбище национализировали. Хоронить на нем перестали. Днем. Но не ночью.

Моя родственница, которая жила в соседнем доме, рассказывала, что по ночам на кладбище привозили трупы и закапывали. Все жильцы про это знали, но благоразумно помалкивали. Теперь её уже не спросишь о каком времени шла речь, но похоже о самом начале третьего рейха, где-то 1933-35 г.г. Никаких упоминаний об этих захоронениях я не нашел, ни на кладбищенских таблицах, ни в интернете.

Очень непонятно, чем немцы руководствуются, когда решают, что увековечивать, а что нет. Почему на одном столбе, где эсэсовцы повесили дезертира есть памятная табличка, а на другом столбе, где те же эсэсовцы повесили другого дезертира – её нет. Может быть прежде, чем повесить табличку проверяют анкетные данные дезертиров?

И то сказать, а если на Люхинер штрассе захоронены останки ротфронтовцев, или, чего доброго, штурмовиков, которых шлепнули в июле тридцать четвертого? Нет, уж лучше такие вопросы не исследовать, а тем более, памятных табличек не вешать.

Но я не совсем о этом, а о том, что культурные различия приводят к тому, что одни и теже памятники воспринимаются по разному.Скажем то, как сделана надпись на могиле Генриха Хаушильдта, мне кажется очень смешным, а вот тот, кто отдал приказ делать такие подчистки на могилах вероятно был совершенно серьёзен и ему и в голову не могло придти, что кто-то (я) будет над этим смеяться.

Есть в Германии обычай, перед домами из которых депортировали евреев монтировать на тротуаре табличку с именами депортированных. Не могу выразить, как меня это раздражает. Мне кажется оскорбительным, когда прохожие топчутся по этим табличкам, и я бы усмотрел здесь злой умысел, если бы не знал множество немцев, которые, напротив, считают такой подход к увековечению памяти убитых вполне возвышенным. Возможно и памятник Курту Эйснеру в Мюнхене, с немецкой точки зрения, не является издевательским, как подумал бы я.

Памятник на месте убийства Эйснера:


Но есть один пример, где я точно вижу злой умысел, и вряд ли кому удасться меня переубедить. Был я в Вене в апреле 2005. Выхожу на Хельденплатц и остолбеневаю с отвисшей челюстью. Где принц Евгений, храбрый рыцарь?

Где эрцгерцог Карл?

На месте памятников стоят два безобразных кирпичных параллелепипеда. Вспоминаю о том, что дегенеративное искусство не имеет границ и мне делается совсем плохо. Нетвердыми шагами подбираюсь к тому месту, где вздыбливал коня Евгений Савойский и с облегчением вижу, что это всё-таки не кирпич, а пластмассовая коробка. То есть искусство хоть и дегенеративное, но слава Богу не беспощадное. Выяснилось, что это так справляют шестидесятилетие окончания WWII. Будто бы так местные Гельминты хотя почтить память погибших. А я, уж извините, уверен, что смысл этого художественного жеста – «Наши герои не должны видеть, что мы просрали войну».

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments