nimmerklug (nimmerklug) wrote,
nimmerklug
nimmerklug

Categories:

Старые газеты: Да ведают потомки иудеев земли родной забытые дела I

В середине 90-х, во времена становления партии ИБА, предшествовавшие выборам 1996 года, довольно живо обсуждалась судьба денег переведенных из Украины (главным образом) в Израиль. Не то что бы украли очень много, так пару миллионов долларов, но шуму в газетах было много. Потом раздался едва слышимый щелчок и поток материалов прекратился, как будто его и не было. И вот нашел я несколько вырезок (далеко не все). Поскольку про эту занимательную историю никаких сведений  в интернете не найти, размещаю оциофрованные сканы здесь. Статьи очень длинные, но - пусть будут. Для справок. Итак, первая:



ЕВРЕЙСКИЕ ДЕНЬГИ I

А В КИЕВЕ ДЯДЬКА

Евгения Кравчик, Сергей Подражанский

“ПО НАПРАВЛЕНИЮ СОТРУДНИКОВ СОХНУТА"

«Мы, новые репатрианты из Украины, перед выездом в Израиль, встав перед проблемой переправки валюты в долларах США от продажи имущества, обратились в Сохнут на местах в городах Днепропетровск (представители Дора и Наум, тел. 45-15-45) и Запорожье (представитель Мила).

Объяснив, что единственный надежный путь - это переправка денег через г. Киев, дали нам направление с указанием адреса и времени приема.

При передаче денег и заключении договора с фирмами “Ukraine House”, "Herriot Investment“ направления изымались.

Обратившись по указанному в документах телефону в представительство “Alia Committee“ в г. Иерусалиме (02-370757) и получив заверения, что деньги будут выданы в срок, мы ждали даты окончания договоров.

Не получив денег в срок, мы вновь связались с “ Alia Committee “ и выяснили, что денег нет и будут ли - неизвестно. Тогда мы стали обращаться за помощью в различные инстанции в Израиле, в том числе и в Сионистский форум.

Зябкина Серафима, Штейнфер Тамара, Геркащенко Валерий, Зильбер, Лернер Семен, Рагинский Михаил».

Еще одно письмо, поступившее в редакцию от Александра Шнеера, приехавшего в начале марта 1995 года из Запорожья и поселившегося в г Кирьят-Бялик:

«Пишу со слезами на глазах. 28 февраля с запиской (направлением) от Запорожского отделения Сохнута (есть там такая Мила, не помню фамилии) мы поехали в Киев. Там есть на ул. Курская, 6 - Еврейский центр. В подвале, как нам было сказано, указали и номер комнаты, мы обратились к Леониду. Заключили договор. За то, что мы решили получить свои деньги в Израиле через 2 месяца, заплатили 2 процента от передаваемой суммы, то есть 150 долларов. Вроде бы все официально. Но уже два месяца я не могу ничего добиться ни в Киеве, ни в Иерусалиме, в представительстве “ Alia Committee“. Леонид дал мне телефон своего начальника в Киеве - Зисельса Иосифа, но тот, видимо, тоже прячется. Его постоянно нет на месте. Видимо, еще не со всех собрал деньги.

Огромная просьба: помогите! SOS!»

Сигналы бедствия подают сегодня десятки репатриантов с Украины - люди, желавшие переправить в Израиль свои трудовые сбережения. Мы намеренно не берем в кавычки фразу “трудовые сбережения". Потому что речь действительно идет не о “черных капиталах", а о достаточно скромных - по западным меркам - суммах, полученных евреями от продажи своих квартир, мебели, библиотек, автомашин, дач... Кому-то удалось наскрести 2500 долларов, кому-то - 7 тысяч. Кто-то удачно продал квартиру и получил за нее аж 15 тысяч долларов. Но как вывезти эти деньги?

По данным консульства Украины в Израиле, украинский закон разрешает вывезти за пределы страны не более 400 долларов США.

На вопрос - а как же-быть с валютой, вырученной при продаже личного имущества, - в консульстве ответили:

- Украинский закон позволяет совершать операции по купле-продаже квартир исключительно в карбованцах, то есть в украинской валюте. Если же сделка была осуществлена в иностранной валюте – она не признается законной. Можно, конечно, продать квартиру и получить за нее некую сумму карбованцев, которые гражданин имеет право обменять на доллары в специальном обменном пункте. Но практически никто этого но делает, все предпочитают получать деньги в твердой валюте.

Чувство коллективизма - великое чувство. Оно многократно усиливается в критические моменты нашей жизни. Каждый из нас, тех, кто - по тем или иным соображениям - решился на кардинальную ломку своей жизни, помнит, что практически все отъезжающие чувствовали себя братьями, друзьями, родственниками, заговорщиками. Все мы были причастны к Великой Тайне, имя которой - эмиграция. А посему каждое слово, доходившее до нас из-за рубежа, из Израиля, ОТТУДА, было исполнено таинственным высшим смыслом. Мы безоговорочно верили каждому, кто хотя бы раз побывал ТАМ. При виде бело-голубого израильского флага на глаза наворачивались слезы, а во дворе голландского посольства, где по-партизански ютилось в те годы израильское консульство, мы чувствовали себя свободными, всесильными и немножко свысока посматривали за забор, туда, где на Большой Ордынке шла сугубо советская жизнь.

И хотя сегодня уже никого не удивишь посольством Израиля в Москве, Киеве или Тбилиси, а на каждую тысячу постсоветских евреев приходится минимум по одному “долгосрочному” или “кратковременному" посланнику Сохнута, психология отъезжающих почти не изменилась: они верят любому слову, произнесенному под сенью бело-голубого флага. И уж тем более - в стенах здания, имеющего прямое или косвенное отношение к Государству Израиль.

- В здании Еврейского культурного центра на улице Курской в Киеве находится Комитет по репатриации, созданный несколько лет назад активистами Ассоциации еврейских организаций и общин (ВААДа) Украины и активно сотрудничающий с израильским истеблишментом и Сохнутом, - рассказывает Владимир Э., бывший киевлянин, а ныне - новый репатриант и житель Нетании (полные и подлинные имена, фамилии и адреса называемых лиц, как и копии документов, приведенных в этой статье, хранятся в редакции - Ред.). - Всем евреям, не имеющим возможности законным путем переправить в Израиль свои сбережения, официально предлагалось обратиться к Леониду Вайденфельду, сотруднику Комитета по репатриации, оказавшемуся к тому же моим бывшим студентом. Комната, где сидит Леонид, находится в подвальном помещении Еврейского центра. Рядом с ней - рабочий кабинет Иосифа Зисельса, председателя Ассоциации еврейских организаций и общин Украины, сопредседателя ВААДа СИП председателя украинского Комитета по репатриации. Сотрудники Леонида пересчитали деньги и дали мне на подпись договор с фирмой “ Ukraine House Inc “, головной офис которой, судя по указанию на бланке, находится на Перл Роуд, 4276, в городе Кливленде, штат Огайо, США; а вот в качестве директора был указан гражданин Украины Анатолий Шиндель. Но кто из нас обращал внимание на такие “мелочи", как адрес головного офиса!..


НЕНУЖНОЕ - ВЫЧЕРКНУТЬ!

Перед нами - текст типового договора № 2/122 о предоставлении беспроцентной нежной ссуды, заключенного 26 августа 94 года г-ном Владимиром Э. с фирмой “Ukraine House Inc“:

«Фирма “Ukraine House Inc“, именуемая альнейшем ФИРМА, в лице директора рмы на Украине Шинделя Анатолия Григорьевича, с одной стороны, и господин Э., именуемый в дальнейшем КРЕДИТОДАТЕЛЬ, в лице его уполномоченного представителя (прочерк - ред.), действующего на основании доверенности № , выданной 199— года нотариальной конторой , с другой стороны, заключил настоящий договор о нижеследующем:

1. Кредитодатель представляет Фирме беспроцентную денежную ссуду в размере пятнадцать тысяч (15.000) долларов США, на срок шесть (6) месяцев из находящихся в его полном распоряжении законно (по законодательству Украины) полученных денежных средства в валюте США.

2. Деньги передаются на срок не менее 90 дней в виде наличных купюр долларов США.

3. Деньги передаются в момент подписания договора, список купюр прилагается.

4. Фирма обязуется не позднее чем через шесть месяцев со дня получения ссуды перечислить Кредитодателю пятнадцать тысяч (15.000) долларов США, на счет, указанный в п. 13 настоящего договора.

5. Кредитодатель может изменить счет, на который необходимо произвести возврат ссуды, либо указать несколько счетов, по которым необходимо вернуть ссуду по частям, при условии, что Кредитодатель сообщает фирме этот счет или счета в письменном виде, с обязательным предъявлением данного договора и не позднее 7 банковских (рабочих) дней до окончания срока действия ссуды.

6. Если Кредитодатель вовремя не сообщил Фирме номер счета, куда надлежит вернуть ссуду, то ссуда остается в распоряжении Фирмы до момента сообщения номера счета, и обязана быть переведена на указанный счет в течение 7-ми банковских (рабочих) дней со дня сообщения Фирме номера счета в письменном виде и предъявления данного договора.

7. В случае, если Фирма не обеспечила возврат Кредитодателю всей суммы ссуды на указанный Кредитодателем счет, то Фирма платит кредитодателю штраф в размере 60 (шестьдесят) процентов годовых от оставшейся суммы.

8. В случае, если кредитодатель требует возврата ссуды до окончания срока договора, то фирма обязуется вернуть ссуду в течение 30 дней после получения от Кредитодателя письменного требования. При этом с суммы выплаты удерживается штраф в размере 2% суммы за каждый месяц, оставшийся до окончания срока договора.

9. Договор считается действительным до полного возврата ссуды и исполнения Фирмой всех своих обязательств перед Кредитодателем.

10. Настоящий договор, его форма и содержание являются коммерческой тайной и могут быть представлены только по требованию уполномоченного на это государственного органа Украины.

11. Стороны примут все меры по урегулированию всех споров и разногласий по настоящему договору путем двусторонних переговоров. В случае недостижения согласия споры будут решаться по законодательству Государства Израиль, (Украины), (США). (Ненужное вычеркнуть). (Ни одно название в документе не вычеркнуто - Ред.).

12. Договор составлен в двух экземплярах, имеющих одинаковую силу, и вступает в действие с момента его подписания обеими сторонами и передачи ссуды фирме.»

В пункте 13 договора указаны реквизиты сторон. В реквизитах фирмы “ Ukraine House Inc “ (директор на Украине г-н А. Шиндель) указан номер счета в отделении израильского банка Апоалим, находящегося в Бейт-Азия на улице Вейцмана в Тель- Авиве.

С момента заключения Владимиром Э. договора прошло уже не 6 месяцев, а 10. За это время Владимир успел освоить азы иврита, привык к прелестям и странностям приморской Нетании, а вот денег как не было, так и нет, хотя, согласно договору, в случае задержки Владимиру должна была быть вручена сумма, на 60 процентов превышающая первоначальную.

В заявлении, поданном Владимиром в израильское представительство “Alia Committee", указаны только номера телефона и факса, а также номер иерусалимского почтового ящика. Указаны и имена ответственных лиц, с которыми следует связываться по телефону или факсу: Жуков Александр и Хараз Галина.

- По приезде в Израиль я тут же открыл олимовский валютный счет и выслал все его реквизиты по указанному адресу, - рассказывает Владимир. - А по прошествии некоторого периода времени начал звонить в Иерусалим. Отвечает Галина Хараз. По истечении шести договорных месяцев я начал проявлять настойчивость. Но г-жа Хараз постоянно находила все новые отговорки.

В конце концов пришлось мне съездить в Иерусалим, на улицу Яффо, 82 (к счастью, я все-таки узнал адрес представительства), - продолжает Владимир. - Благодаря кому-то из посетителей, случайно приехавших вместе со мной, Галина открыла мне дверь квартиры, в которой, видимо, располагается ее офис - стоят компьютер и факс. В том же доме, кстати, находится и Украинское землячество в Израиле. Г-жа Хараз, естественно, ничем не смогла мне помочь, единственное, что я от нее узнал, - это то, что фирма “ Ukraine House“, с которой я заключил дого
вор, якобы обанкротилась или распалась, а вместо нее обязательство по выплатам взяла на себя другая фирма. “Так что придется подождать", - сказала Галина Хараз.

В процессе несколько затянувшегося ожидания Владимир получил письмо из Иерусалима, от г-на Леонида Рыженко, генерального директора фирмы “Raz Investments“.

“Уважаемый господин/госпожа Владимир Э.! - пишет Рыженко на типовом бланке. - 26 августа 1994 пода Вы заключили договор о предоставлении беспроцентной ссуды фирме “Ukraine House“. В конце прошлого года указанная фирма оказалась в сложном финансовом положении и с 1 декабря 1994 года не может отвечать по своим обязательствам.

Ассоциация еврейских организаций и общин Украины, защищая Ваши интересы, обратилась к нам с просьбой взять на себя выплаты по обязательствам фирмы “Ukraine House“.

В январе 1995 года нам удалось вернуть ссуды части кредитодателей. В настоящее время мы изыскиваем возможности вернуть остальные ссуды, в том числе и Вашу.

В связи с вышеизложенным мы совместно с Ассоциацией еврейских организаций и общин Украины через израильского адвоката занимаемся предъявлением иска фирме “Ukraine House“. В связи с этим просим Вас подписать доверенность, бланк которой прилагаем к данному письму.

С уважением генеральный директор фирмы “ Raz Investments" Леонид Рыженко.»
Типовой бланк, приложенный к данному письму, выглядит следующим образом:

«В Ассоциацию еврейских организаций и общин Украины от (фамилия, имя), проживающего по адресу:
телефон:
Я, (прочерк - Ред.), теудат-зеут № , прошу Ассоциацию еврейских организаций и общин Украины в лице ее представителя в Израиле господина Олега Бубиса содействовать возвращению мне ссуды по договору № --------, заключенному между мной и
фирмой “ Ukraine House“ от — 1994 года (обращение к адвокату, составление документов и производство иных необходимых действий по данному делу).

Я разрешаю использовать до 10 (десяти)% средств, которые будут мне возвращены, для оплаты услуг адвоката и иных расходов, связанных с возвратом средств.

Фамилия ---------

Подпись

— 1995 года.»

Владимир Э. отказался подписывать эту бумагу.

- Мало того, что я оказался на грани гибели, лишившись всех средств, заработанных за всю свою жизнь, я должен еще отдавать 10 процентов этой суммы неизвестно кому и почему?! - возмущается он. - Разве деньги пропали по моей вине? Нет, я полностью доверился рекомендациям сотрудников Комитета по репатриации, то есть активистам сионистского движения в Киеве! Все последние месяцы я не живу, не дышу, я не в состоянии ничем заниматься - все время думаю о том, что оставил своих детей без средств к существованию и что безмерно перед ними виноват. Мне приходится принимать транквилизаторы, я потерял покой и сон. Не так давно мой зять попытался связаться с офисом фирмы “Ukraine House“ в Кливленде. Вначале ответила молодая женщина, видимо, секретарь или технический работник. И просила позвонить через пять часов. Затем, спустя пять часов, ответил другой женский голос. “Это не фирма “ Ukraine House“, - сказала женщина по-русски. И не пожелала продолжить беседу. Как быть, куда обращаться - не знаю. Я в отчаянии...

Знакомство с документами репатриантов из Украины показало, что в переводе личных сбережений в Израиль участвовала не одна, а несколько коммерческих фирм: “TEUTON Investments Ltd“, в реквизитах которой значится некий иерусалимский почтовый ящик; “Herriot Investment Ltd” (Великобритания), “Eagle European Ltd“ (почтовый ящик в Лондоне, банковский счет в Копенгагене) и др.
Все договоры, заключенные будущими репатриантами с этими фирмами, похожи друг на друга, как две капли воды. Во всех оговорены одинаковые условия: если клиент требует сумму до истечения срока действия договора, с него удерживается штраф в размере 2 процентов от суммы беспроцентной ссуды за каждый месяц; если же фирма запаздывает с возвратом беспроцентной ссуды, то она уплачивает кредитодателю штраф в размере не менее 40 процентов годовых oт невозвращенной части ссуды.

На вопрос о том, почему он доверился одной из этих фирм, Александр, один из “кредитодателей“, ответил так:

- Когда мы оформляли документы в запорожском отделении Сохнута, его сотрудница посоветовала нам обратиться в фирму, находящуюся в Еврейском культурном центре в Киеве, на улице Курская.

- Что это за сотрудница Сохнута?

- Это жительница Запорожья, которая работала на Сохнут, - объяснил Александр.

- К сожалению, я не помню, как зовут эту женщину, в основном с ней имела дело моя жена. Сотрудница Сохнута заранее созвонилась с Киевом, нам назначили определенное время и предупредили, чтобы мы никому ни о чем не рассказывали. В подвальном помещении культурного центра, кроме нас, были еще люди, тоже сдавали деньги. А пересчитывал их сотрудник по имени Леонид.

И Александр - слово в слово - повторил историю, слышанную нами от Владимира.

Полина (56 лет) приехала из Днепропетровска.

- В Днепропетровске, как и в других городах, действует прекрасный Еврейский культурный центр, руководит которым представитель Израиля, - рассказывает она. - А работают в нем сотрудники Сохнута и Комитета по репатриации. Мы поняли, что переводом денег занимается Комитет по репатриации. Перед нашим отъездом эти люди читали нам цикл лекций об Израиле. И агитировали передавать деньги через них. Мы к тому же не знали, через какие банки можно перевести деньги в Израиль, какие из банков имеют в Израиле свои представительства. Поэтому полностью доверились сотрудникам Комитета по репатриации. Раньше переводом денег занималась московская фирма “Израсов" которая имела хорошую репутацию. С распадом Союза Украина отделилась, и возникли новые фирмы.

Я даже толком не помню, что именно говорили нам по поводу этих фирм сотрудники Комитета по репатриации в Днепропетровске, - продолжает Полина. - Факт тот, что мы - две одинокие женщины - должны были поехать в Киев с деньгами, вырученными от продажи квартиры. Лично я продала квартиру по дешевке - знакомым, лишь бы не обманули. В Киев нас сопровождал покупатель: мы боялись ехать с деньгами.

Приехали в Киев, пошли в Дом культуры Луначарского. Там на первом этаже была комната. Мы даже не спросили, как фамилия сотрудников. Нас там уже ждали. Нас предупредили, что мы не должны ни о чем спрашивать, и вообще сказали, что надо вести себя тихо. Там были люди, мы даже в очереди постояли.

Нам были даны бумаги, - вспоминает Полина. - Можно было ссудить деньги на один месяц, но за это следовало заплатить сумму в размере 2 процентов от ссуды. Если же ты соглашался получить деньги через шесть месяцев, платить за это не надо было. Мы решили, что у нас не горит, можем получить свои деньги и через полгода, когда “корзина" закончится. А может быть, мы просто пожадничали: ведь те, кто сдавал деньги на месяц-два, должны были за это заплатить, а с нас никакой платы не брали. Вот мы и решили, что в течение полугода обойдемся без этих денег.

Нам было четко сказано, что если фирма хоть на один день задержит возврат денег; то мы сможем получить компенсацию в размере 40 процентов от внесенной суммы, - говорит Полина. - В Израиль мы приехали 28 декабря прошлого года. Открыли олимовский долларовый счет в тель-авивском банке. А потом отправили в Иерусалим заявление со своим номером счета. Позвонили, Галина Хараз ответила: "Да, заявление мы получили. Ваши деньги крутятся. В назначенное время вы их получите".

У меня есть сестра в Ашдоде. Она отправила деньги раньше меня и должна была получить их в феврало. Она тоже звонила в Иерусалим - но безуспешно. Наш срок подходил 9 мая. Но мы уже знали, что плохи наши дела: к тому времени уже выступил по радио РЭКА Иосиф Зисельс, о невыплате ссуд написали газеты.

От Галины мы узнали, что фирма, в которую мы сдали деньги, - многоотраслевая и имеет много направлений, - продолжает Полина. - Есть “Юкрейн хаус“, есть “Игл Юропиэн“, есть и другие названия, очень много разветвлений. Все - ЛТД, у всех - ограниченная ответственность. Когда мы уже здесь поумнели, мы поняли, что все это - какая-то чушь, белиберда. При чем тут Америка, при чем Англия и другие страны (почитайте копию договора в том месте, где написано: “ненужное, вычеркнуть")? Принимали деньги разные фирмы, а сдавали их все в одном месте - в Киеве, в здании Еврейского культурного центра.

Моя сестра много раз звонила Галине Хараз, - продолжает Полина. - А та говорит: “Можете подавать на нас в суд - все равно вам это не поможет".

Когда я увидела, что сестра денег не получает, я решила написать заявление и попробовать получить свои деньги досрочно - пусть даже и с потерями, предусмотренными договором. Это было в апреле месяце, а в мае нам получать. Отправили письмо в Иерусалим, потом позвонили, и Галина Хараз подтвердила, что заявление получено. “Я вас не понимаю, - сказала она. - Все равно по договору раньше, чем через месяц, вы эти деньги не получите. Но через месяц подходит ваш срок. Так к чему же вся эта спешка? И к чему вам терять эти два процента?" Мы сказали: “Нам нужны деньги“. А потом началось ожидание. Звоним Галине, она отвечает: “Подождите неделю". Ждем. Опять звоним. Опять просит подождать. Договорный срок получения денег уже давно миновал - а Галина по-прежнему просит ждать. В последний раз мы ей звонили 16 июня. Просила связаться с ней 1 июля.

К сожалению, у нас нет адреса этой фирмы - только номер почтового ящика и телефона. Мы просили Галину дать адрес, чтобы подъехать, - она не дает. Говорит: “Звонитё".

Сейчас приехал к нашим знакомым сын из Днепропетровска. И рассказал, что тоже побывал в Еврейском центре на Курской улице. Когда он спросил сотрудников, правда ли, что в израильских “русских" газетах были публикации о неполучении денег, ему ответили: “Это неправда, они опубликовали опровержение". Самое страшное: там продолжают агитировать. И это меня больше всего возмущает. Мне хотелось бы попасть в Днепропетровск и крикнуть: “Евреи, прекратите это делать!“ Я считаю, что деньги принимали под израильским флагом. Потому что директора центров - из Израиля. Они должны были проконтролировать, чем занимаются их сотрудники. То же самое касается и Сохнута: в конце концов все это происходит под крылышком Сохнута, а не в тайне от Сохнута.

На эту удочку попались не только такие беззащитные, как я, но и серьезные, образованные люди - адвокаты. Люди не очень разбираются, что такое Сохнут, что такое Комитет по репатриации. Это - одно здание. И тень падает на Сохнут.

Мы запросили пресс-службу Еврейского агентства. На вопрос редакции о том, принимают ли участие сотрудники Сохнута на местах - в республиках СНГ - в пересылке личных сбережений евреев в Израиль и Имеют ли они право заниматься этим, нам ответили:

- Сохнут не принимает ни малейшего участия в переводе личных сбережений евреев Украины в Израиль и категорически запрещает своим Сотрудникам заниматься этим.




"ОКНА", 29.6.95
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments